nel6: (busy girl)
Тех, которых я сегодня имела честь отфрендить, и тех, кого мне еще, не дай бог, придется осчастливить таким образом.
Как вся моя флента имела возможность наблюдать все эти прошедшие месяцы, я молчу на Определенную Тему. Это не значит, что мне все равно. Я была бы счастлива, если бы мне было все равно, но это невозможно. Я мониторю ситуацию поминутно, я общаюсь со множеством людей на месте событий. Я всем сердцем и всей душой поддерживаю свой народ, и так же рьяно не поддерживаю всех тех, кто мой народ пытается использовать. Я глубоко сочувстую всем, кто пострадал, и молюсь за всех, кто погиб. Я испытываю неведомую ранее гордость за своих людей и возлагаю большие надежды на понятно каких мировых лидеров, тоже впервые в жизни. И с упорством маньяка отслеживаю записи тех френдов, кому угрожает опасность, прошу заметить, одинаково украинских и русских - сейчас вопрос идет не о "украинцы против русских", нет такого вопроса, есть вопрос об устройстве всего мира и третьей мировой. Если кто-то этого не понимает, я им завидую. Если кто-то верит определенным СМИ, я им сочувствую. Однако здесь, в моем ЖЖ, я молчу. Мое молчание является следствием очень конкретных и глубоко личных причин. Моя личная ситуация и ситуация лично моей семьи гораздо сложнее и запутанее, чем вы сейчас смогли себе представить. Так получилось, в этом никто не виноват. Однако эта тема слишком личная для постов в ЖЖ: поверхностно о таком не пишут, подробно же писать невозможно. Мое молчание не означает, что мне нет дела. И тем более оно не означает, что я пропускаю те посты френдов, которые мне каким-то боком неугодны.

Дорогие отфренженные. Если вы сейчас решили, что я пошла на столь радикальный для себя шаг потому, что мне не нравятся ваши политические взгляды, перестаньте себе льстить - ваши политические взгляды в этом мире никого не волнуют, и меньше всего меня. В своей истории этот ЖЖ видел лишь одно отфренживание. В 2011-ом году один мой френд написал полный яда пост на тему того, что японцы заслужили мартовскую трагедию тем, что убивают китов. Как вы можете видеть, я не японка. И, скажу прямо, я тоже считаю убийство китов очень скользкой темой, и что Японию давно уже пора призвать к разуму в этом вопросе. Однако в таких случаях личные взгляды не имеют никакого значения. В то время, когда этот френд писал свой гневный пост, я писала сочувственные письма всем знакомым японцам. Потому что так делается. Как минимум в приличном обществе так делается. Я являюсь европейкой по духу, и мне близки только европейские ценности. Одна из которых гласит: ты можешь говорить все, что ты думаешь, до тех пор, пока твои слова не причиняют боли другим людям. Есть темы, которые не затрагивают. Есть вещи, которые публично не говорят. На своей кухне - пожалуйста. В общественных местах - нет. Это правила воспитания. Это то, чему должна обучать мама. Нет, ваш блог, если его могут читать люди, хоть френды, хоть посторонние, не является вашей кухней. Интернет - это общественное место. В общественном месте приличный человек никогда не скажет "негры - тупые уроды, и толку от них было только пока они были рабами". Мне совершенно все равно, что вы там себе про негров думаете. Однако высказывание подобного тезиса публично в своем блоге является поступком человека, даже отдаленно не знакомого с правилами хорошего тона. В условиях человеческого горя воспитанный человек очень старательно цензурит то, что говорит. Вот за это, мои дорогие бывшие френды, я вас отфрендила. В своей фленте я не собираюсь терпеть отсутствие такта. Ни ради дружбы, ни ради общих интересов.
Прошу не беспокоить меня возмущениями и вопросами из серии "за что?". Надеюсь, я вам ответила достаточно подробно. Я не собираюсь больше касаться этой темы; как вы можете видеть, этот пост - первый в моем ЖЖ, в котором отключены комментарии. С вами, дорогие отфренженные, мне говорить не о чем. А все остальные, надеюсь, этот пост благополучно пропустят.
nel6: (gazoline)
Помните, я писала о ремонтах, сопровождающих меня всю жизнь?
Таки поздравьте меня.
В этом году во всем нашем доме меняют трубы. Сегодня с семи утра в моем туалете сверлят стены. Везде срач, дрель словно поселилась в висках, в туалет надо ходить к соседям, а кот растворился где-то в недрах батареи. Четыре дня на следующей неделе с семи утра до четырех вечера я должна буду сидеть дома, потому что будут снова сверлить, укладывать, переукладывать, в общем, херней маяться. Долбят в разных частях дома уже два месяца, и продолжаться это будет до конца года. Процедура сия проводится раз в двадцать пять лет. Почему я не удивлена, что это случилось при мне? Покой и тишина нам только снятся. Сквозь грохот и дрожь стен.
nel6: (candle girl)
Дорогие и любимые френдессы, кто празднует, с праздником весны вас!

Иногда я искренне завидую людям, прямо таки скажем большинству людей, которые реагируют на смену сезонов. Не черно завидую, а скорее с любопытством: интересно то, чего сам не знаешь. Моя флента, например, каждую весну пестрит счастьем и радостью по этому поводу. Потом счастье и радость, еще большие, проявляются в первый день лета. В процессе самого лета могут быть вспышки негодования по поводу холода или, напротив, жары, но в целом настроение у всех радостное. В сентябре многие делятся тем, как любят осень, однако уже в ноябре фленту охватывает пора депрессии, причем несчастный ноябрь не любят почему-то все вне зависимости от отношения к последующей зиме. Декабрь встречают радостно, предпразднично. Но ближе к февралю проявляются две возможные тенденции: или жалобы на затянувшийся холод, либо напротив, на то, что зима была слишком теплой. Я смотрю на это все со стороны с интересом, в первую очередь потому, что хотя бы так ориентируюсь во времени.
Я не реагирую на сезоны. Возможно, сказывается то, что разница между ними не так четко считывается в средней полосе Германии, как требуют мои гены, но это вряд ли. Мое настроение совершенно не зависит от погоды за бортом. Организм, разумеется, реагирует, причем всегда негативно: зимой я страдаю от холода, весной - от аллергии, летом - от солнца и жары, и осенью - от слякоти. С моим организмом лучше жить в вакууме. Однако в этом есть и положительная сторона - я привыкла к плохому самочувствию, связанному с погодой, и уже не обращаю на это внимание. Я могу быть одинаково счастлива в зной и пургу, и одинаково несчастлива в дождь или на солнце. Если у меня есть какой-то план, какая-то цель, меня не остановит даже метель. Но если цели нет, я могу безвылазно сидеть дома неделями в самую прекрасную погоду. Мне не везет, если желание прогуляться выпадает на дождливый и холодный день, потому что я одеваюсь и иду. Однако если я не хочу, никакой сладкий бриз меня туда не вытянет. Я не испытываю приливы счастья или удовольствия, или несчастья или неудовольствия от погоды или сезона. И не вижу какой-то особенно красоты в каком-либо из сезонов: узор на крылышках первых бабочек так же прекрасен, как и отраженное в лужах суровое ноябрьское небо. И то, и другое может вызвать восторг, и то, и другое может остаться совершенно незамеченным.
Мое восприятие времени делится на два вида: "времени катастрофически не хватает, оно летит как молния, аааааапляписец" (часто) и "время? А что это такое?" (редко и сейчас). И в том, и в другом случае я не замечаю дней, недель, месяцев. С трудом различаю день и ночь. Календарь для меня - символ абстракции. Я согласна с тем, что он нужен, в принципе, обществу, в целом. Но замечаю его только по понуканию. Жизнь я делю на отрезки. Это могут быть увлечения, это могут события, которые делят время на до и после. Я легко могу вспомнить, произошло событие Д до события Р или после события В. Но спросите меня, в каком это было году, и я зависну. Я не запоминаю свой возраст. Я когда-то уже рассказывала, что в моей жизни были две недели, когда я на полном серьезе не могла сообразить, 15 мне или 16. Я смотрела в паспорт, вбивала цифры в калькулятор, но не могла сориентироваться, надо ли считать полные годы, или тот, который пошел. Я думала, я схожу с ума. Потом прошло, но после этого я перестала отслеживать годы. Я забываю свой день рождения. Вот недавно покупала билет на трансляцию одной пьессы, третье июля, думаю, вроде что-то же было в этот день. Что именно у меня в этот день, я вспомнила часа через три. При этом я не забываю дат. Я помню даты. Только я не замечаю, что эта дата - сегодня. Я теряю время постоянно. Мне говорят, это было месяц назад, а я не могу поверить, мне кажется, дня два от силы. А иногда что-то кажется мне давно минувшим, а оно было на прошлой неделе. У меня странные отношения со временем. Как там пела Земфира, "кто-то меряет время часами, а я живу от зимы до зимы". Я б так жила. Если б зимы замечала.
nel6: (car girl)
Но сначала в качестве рекламы. Моя реклама приносит некоторую пользу, как минимум трое френдов после моих восторженных воплей посмотрели "Франкенштейна", так что я проведу этот эксперимент еще раз.
Постановка Вест Энда War Horse (не по фильму, а таки по книге, по которой и фильм снят был, детской книге Майкла Морпурго, одного из самых признанных детских и подростковых писателей Британии) не просто нашумела в свое время. Она уже - легенда. Билеты на представления были распроданы на годы вперед. Постановку возили по всему миру. Она собрала все возможные театральные награды Британии и Америки. Сам Морпурго был глубоко тронут постановкой, хотя долгое время считал адаптацию романа под театр невозможной. И вот теперь Национальный Театр пускает ее на экраны. Это не шекспировский театр, где все зависит от актера. Это театр-зрелище, разумеется. Но из того, что я видела, урывками, это нужно увидеть. А кто читал книгу или смотрел фильм, тот знает, что сама история не может не тронуть. Поэтому я вас очень прошу, если рядом с вами есть кинотеатр, в котором будут показывать "Боевого Коня", не пожалейте времени и денег (смешных, причем) и сходите.



Итак, "12 Лет Рабства".
Раз уж позавчера фильм стал аж самым лучшим фильмом прошлого года по версии Академии, то стоит написать сейчас, потому что потом о нем я могу не написать еще очень долго. Вообще, в последнее время, лет эдак десять, Оскар вызывает у меня нечто среднее между умилением (своей откровенной предсказуемостью) и брезгливым раздражением (потому что окончательно перестал иметь с, собственно, киноискусством что-то общее). Нет, периодически простреливают роли и фильмы, игнорировать которые не может даже Академия, вроде политических ролей Стрип и Дэй-Льюиса, или "Артиста". Но в целом, если окинуть взглядом последнее десятилетие, становится как-то скучновато и чрезмерно заполитизировано. Нет-нет, не в смысле пропаганды политики США. А как-то в более широком смысле слова. Я не против пропаганды демократических ценностей, к примеру, я их сама активно пропагандирую. Я против того, чтобы среди двух фильмов Оскар получал конкретно слабейший просто потому, что он эти ценности пропагандирует. Нет, в принципе, почему нет, в конце концов, Оскар уже мало кто воспринимает серьезно. Но что ни говори, а самим деятелям кино оно все же важно. Так что совсем его игнорировать все же не получается. ДиКаприо, вон, уже который год хочется обнять и плакать.
"12 Лет Рабства" шел к Оскару напролом, не сделав для этого ничего выдающегося. Вот как важно выбрать тему, если Оскар вам желанен. Распиарен он был на славу, рецензенты чуть ли не заливались публичными слезами, в американских школах собираются вводить его в программу уроков, посвещенных теме рабства. Другими словами, все, что фильм сопровождало, было сделано прилично. А что же само кино?

"Ты - необыкновенный негр, Платт. Но, боюсь, ничего хорошего из этого не выйдет."

Совершенно среднее кино. Совершенно среднее, с уклоном куда-то в сторону "унылое говно". Тема рабства - она актуальна и сейчас, безусловно, но этого фильм как раз не показал, оставшись исключительно историческим. Однако для чисто исторического кино сюжет откровенно слабоват, за что дали Оскар еще и сценаристу, я не поняла категорически. Конечно, камень можно кинуть и в книгу. Но сценарист за то и получает свои деньги, чтоб из средненького материала сделать конфетку. Автор писал о себе, не врал, не придумывал. Но сценарист-то прекрасно может и приврать, и допридумать. Но если это и было сделано, то явно недостаточно. Ужасы рабства показали, но как-то приглаженно, прилизано, чтобы зритель посочувствовал, но не особо содрогнулся, все-таки дети, беременные женщины, и вообще на Оскар идем, не можем мы шокировать, как Тарантино в "Джанго". Сопротивление Севера и Юга, зато, не показали вовсе, а тема-то интересная и острая. Но в фильме она отсутствует. Снято красиво, однако для контраста "красота природы против ужасов человеческого общества" не хватило остроты. А концовка, последняя треть фильма - это вообще полное нудное безобразие с до безобразия предсказуемо положительным продюсером фильма Бредом Питтом. Я от Питта ждала, все-таки, чего-то серьезного.
Так что, унылое говно и смотреть не стоит? Так вот таки нет, не совсем унылое, и нет, смотреть стоит. Исключительно потому, что в фильме присутствуют два персонажа, которых (тут звучит некоторая ирония) сыграли два британских актера - "добрый" рабовладелец Форд и "злой" рабовладелец Эппс. Уж не знаю, было это в сценарии или в книге, или просто британские актеры в принципе не привыкли игнорировать возможные подтексты и вкладывают в свои роли больше, чем прописано в сценарии, но в итоге два этих персонажа создают очень мощную в своей смысловой нагрузке медаль, двумя сторонами которой являются.
Уильям Форд - исключительно примерный гражданин, муж, пастор и рабовладелец. Он в жизни своей не ударит слугу, он ласков со своей женой и детьми, он несет слово божье о добре и надежде для всех своим рабам, и всегда имеет облик человека, держащего своих демонов под контролем: гладко выбрит, с прекрасной прической, всегда опрятен, аккуратен, вежлив и мил в обращении. И даже более того, он признает за черными рабами не только принадлежность к человеческой расе, но и ум. Он слушает Соломона, предпочитая его суждение суждению белого плотника. Он не чурается его хвалить и даже пожать ему руку. И, конечно, апофеоз образа доброго хозяина - он дарит Соломону скрипку в благодарность за проделанную работу. Ну настолько святой человек, что в книге Соломон даже писал, мол, коли б все белые были такие, то и тяготы рабства казались бы куда менее страшными. Очень легко быть праведным человеком, когда все хорошо. Но есть обстоятельства - у Форда проблемы с долгами. Серьезное обстоятельство, не спорю. Нет, конечно, не вопрос жизни и смерти, да и рассчитаться с долгами всегда можно было, продав пару лошадей или украшений любимой жены. Но - обстоятельства. А среди многочисленных добродетелей Форда нет только двух: принципиальности и смелости. Это человек огромного малодушия. То, что первой ласточкой проявилось еще в сцене, в которой он покупает рабыню, у которой отнимают детей, становится очевидным и омерзительным в последней его сцене, где он якобы спасает жизнь Соломону. Нет, конечно, он спасает. Он не дает белому плотнику разобраться со строптивым рабом своими методами раз и навсегда, это правда. Опустим тот момент, что Форд сам же допускает подобное отношение к своим рабам на своей территории - своими руками не бьет же, значит, молодец. Финальный разговор с Соломоном совершенно прекрасен в своей остроте, потому что он один сказал и показал больше, чем половина фильма:
- Мастер Форд, вы должны знать, я не раб...
- Я не могу этого слушать! У меня долг!
- Я был свободным человеком...
- Я пытаюсь спасти твою жизнь! ... Я передал тебя Эппсу, который очень жесток с рабами, но больше тебя брать никто не хотел, ты заработал себе дурную славу... Ты - необыкновенный негр, Платт. Но, боюсь, ничего хорошего из этого не получится.
Святоша Форд прямым текстом ставит свои денежные проблемы выше всех моральных и христианских ценностей, а чтобы, не дай бог, совесть не покусала, отказывается слушать слова Соломона. Зачем ему такие проблемы? Это ж надо будет Соломона освободить, потерять свою штуку долларов. Некомфортно, неудобно, золотишко жены продать придется. От совести очень удобно прятаться за обстоятельствами. Форд продолжит дружить со своими рабами, читать им Библию, сокрушаться по поводу разбитых черных семей и спать совершенно спокойно. И никогда в жизни не задастся вопросом, а может, произошедшее на Севере более гуманно?
После святоши Форда Эдвин Эппс кажется настоящим чудовищем. Он - полная противоположность своему утонченному соседу. Склонен к садизму, избивает рабов, насилует рабынь, прикрывается Библией (люблю Библию, она как закон, как повернешь, то и получишь). Он всячески неприятен: бородатый, расхристанный пьяница, порой шатающийся по своему участку в одной начнушке. Да еще жена у него редкостная дрянь, сама достойная быть надзирателем в концлагере. Контраст между двумя рабовладельцами был бы очень правильный и голливудский, если бы подобрали других актеров. Но как от добродетели, сыгранной Камбербэтчем, настойчиво потягивает трусостью и малодушием, так и в тирании, сыгранной Фассбендером, прослеживается психологическая глубина, смешивающая стройной картинке все карты. Эппс разорван напополам между садизмом и глубоким отвращением к себе за этот садизм. Он глушит это отвращение выпивкой и жестокостью, и от этого презирает себя еще больше. Если Форд в своих глазах невинен как младенец, Эппс прекрасно осознает не только своего собственного дьявола, но и ужас всей системы, поэтому для него герой Бреда Питта - самый страшный кошмар. Он спит по ночам совсем не спокойно и опускается все ниже и ниже. Конечно, с точки зрения раба он - самый страшный вариант хозяина, рабу нет никакого дела до душевных мучений садиста, и это правильно. Однако с точки зрения абстракции, зрителя, фильм, осознанно или нет, во всей красе иллюстрирует то, что сама постановка вопроса про "доброго" и "злого" рабовладельца не имеет права на существование: руки Форда не менее в крови, и его душа не менее запятнана несчастьями десятков людей, чем руки и душа Эппса. И никакого весомого контраста между ними по сути нет. Это как сравнивать два концлагеря - этот лучше того, потому что тут меньше душили в газовых камерах. Если ты - часть репрессивной системы, если ты имеешь с нее выгоду, ты - виноват в ней совершенно независимо от того, как ты себя ведешь в конкретных случаях, как Форд или как Эппс. И вот это - это единственное, что выводит фильм из категории "историческое кино о конкретном периоде" в категорию "остро-социальное кино на универсальную и актуальную тему".
К сожалению, режиссер почему-то не посчитал нужным эту тему продвигать, вместо этого забив чуть ли не треть экранного времени бесконечными крупными планами страдальческого лица главного героя. Из чего я делаю вывод, что универсальная и актуальная остро-социальная составляющая в фильм просочилась чуть ли не случайно и явно через черный ход. Однако она там есть, и она-то этот фильм и спасает. Кроме нее в фильме есть еще только один действительно сильный и глубокий момент: когда бывшая рабыня рассказывает Пэтси, что теперь она, поскольку на ней женился белый, сама повелевает рабами. Это сильный момент, говорящий очень многое о том, о чем обычно стараются умолчать в разговорах на тему рабства.
Так что даже и не знаю, стоит его смотреть или не стоит. Оскар он, на мой взгляд, и близко не заслужил, если до сих пор считать Оскар наградой за киноискусство. Да и про рабство могу точно сказать: без всяких шуток, посмотрите "Джанго", он оставит куда больше впечатлений. Но из-за персонажей Фассбендера и Камбербэтча два часа все же будут не совсем потеряны.
nel6: (mystirious girl)
Была я тут в гостях в уездном городе селе Л. что в станице лесу Ш. что в области земле Б.-В. Неважно, где. Живет там русский немец, имени не знаю. И есть у него два ротвейлера. Ротвейлеры сии известны всей округе, в чем-то они местные звезды. Например, в том, что такого количества вызовов полицая по одному поводу сам местный полицай не переживал никогда. Дело в том, что в Германии запрещено купирование. Здесь это считают живодерством, в чем они, безусловно, правы. А щенков своих ротвейлеров наш герой привез из России, где малышей-ротвейлеров купируют еще в питомнике. А немец - человек, во-первых, законопослушный, а во-вторых, животных любит намного сильнее чем людей. Поэтому всякий раз, когда какой-то немец в первый раз видит эту двойку, он мгновенно набирает номер полицая. В итоге, наш герой из дому выйти не может с собаками без специальной справки из питомника в оригинале и переводе, подтверждающей, что акт издевательства над животинками был произведен за пределами немецкого государства. Герой наш смотрит на это уже философски, за много лет-то. С годами стало попроще - уже вся округа знает его в лицо, а его псов по хвостам. Но стоит только приехать какому-то новому немцу - в гости али на постоянку переехать, - как полицай мчится по его душу. Сплошные нервы, в общем, у нас тут всем, у кого что-то купировано.
Герой наш безработный. Это потом станет важно. А в соседях у него с одной стороны вдоль поля - богатенькая тетя, любительница всяческих изысков. Одним из таких изысков уже были две шавки породы чихуахуа. Милые животные, но уж больно громкие. Чихуахуа затыкаются только когда спят, все остальное время они развлекают общественность и себя звуковыми волнами от тявканья до заливистого лая. А ротвейлеры, даром что задумывалась, как собака мирная, очень не любят пустозвонов. В общем, не складывалось у двух пар ну никак. Наш герой с соседкой даже договорился выпускать собак по часам, чтоб не пересекаться. Но рано или поздно любое ружье выстерлит. В общем, одним светлым днем ротвейлеры вырвались на улицу в то самое время, когда две чихуахуа проводили между собой конкурс на звание самой громкой чихуахуа уезда. Одному из ротвейлеров это не понравилось. А заборы-то в Германии и не заборы вовсе, а тьфу, так, линия, чтоб границы очертить, сантиметров двенадцать от земли. Ротвейлер его даже не заметил. На всех парах он залетел на соседний участок, с размаху хрястнул одним чихуахуа через себя, а вторым подавился. Это печальная история. В общем, два чихуахуашских трупа. Ну, у нас бы соседи друг другу морды бы набили, напились, да и все на этом. Но в Германии правит закон. Поэтому соседка подала на нашего героя в суд за убийство животных. Суд признал его виновным в преступной халатности и вынес вердикт: или полторы штуки евро штрафа, или месяц тюрьмы. А мужик-то у нас безработный, таких денег отроду в руках не держал. Почесал он в затылке, включил телевизор, а там, как по заказу, репортаж о самых лучших тюрьмах в Германии. Показывают ту, которая ему светит, а там... курорт. Бассейн, теннис, футбол, тренажерные залы, библиотека, интернет, телевещание, еда по меню три раза в день. Да еще и немецкий язык подучить можно, чтоб время зря не терять. Сравнив перспективы -1500 евро или бесплатный рай - наш герой, отринув все сомнения, пошел на следующее утро в участок, сел с узелочком, да и говорит, мол, пришел сидеть. За что? Спрашивает его полицай, не подозревающий ничего такого. За убийство, говорит. Полицай глаза вытаращил - ну мало ли, редко им выдается возможность настоящую мокруху пощупать, все-таки район безбожно спокойный. Наш герой ему бумажку сует, решение суда, и поясняет, мол, денег у меня нет, я хочу отсидеть. И тут полицай - местный житель в сотом поколении - понимает, что если он к своим же местным зэкам посадит человека за то, что его собака загрызла соседких чихуахуа, зэки всех полицаев не то что уважать, за людей считать перестанут. Бунт устроят, хай в газетах поднимут, вы что. Собрали экстренное заседание всех местных полицайских боссов, совещались полдня. В общем, не повезло герою, не посадили ни его, ни его ротвейлеров. Вместо этого полицаи сказали ему месяц приходить в участок двор подметать. А рай был так близок.
А через какое-то время случился из-за ротвейлеров катарсис. Мои знакомые, у которых я гостила, пришли как-то к нашему герою в гости. Женщины сидят на кухне, мужики бухают где-то во дворе. Вдруг вваливается в кухню наш герой и просит жену дать ему фен. А на улице ночь уже глубже некуда. Барышни, конечно, подивились, зачем пьяному мужику ночью фен, которым он отродясь и не пользовался в виду врожденной лысоватости, но были уже сильно навеселе, им было уже не до того. Дали фен, да разошлись. Следующим днем жена нашего героя приходит к моей знакомой и рассказывает. В семь утра в их квартире раздался звонок. Жена с бодуна открывает дверь. Там - сосед немец, что с другой стороны поля живет. Белый как смерть, с ужасом в глазах и явно шкалящей тахикардией. Стоит, цепляется пальцами за косяки и, заикаясь, вещает что-то про "живого мертвого кролика". Жена нашего героя решила, что, наверное, все-таки не очень понимает немецкий, да дверь закрыла. А потом проснулся наш герой, и все встало на свои места.
Сосед немец разводит кроликов. Хобби у него такое. И вот в один трагический день один кролик - белый и пушистый - отбросил коньки. Ну, сдох и сдох, мало ли от чего может сдохнуть кролик. Конечно, по-хорошему кролика надо было бы похоронить со всеми почестями в специально отведенных для этого местах. Но немец - он тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Потому что за места эти платить надо, а он решил сэкономить. Вылез на поле, да и закопал белый и пушистый труп у себя под забором. И все было бы хорошо, если бы не освободившиеся из-под гнета чихуахуа ротвейлеры, которые после смертоубийства громкоголосых соседей гуляли везде где вздумается совершенно свободно. Учуял ротвейлер мясо, откопал кролика и притащил своему уже хорошо пьяному хозяину. Уже хорошо пьяный хозяин и его не менее пьяные друзья содрогнулись: после истории с чихуахуа последнее, что нашему герою было нужно, это очередная жертва кровожадности его псов. Да и опять же, платить надо. Ему ж в голову прийти не могло, что кролик на момент попадания в зубы пса уже был дохлым. А на дворе-то ночь, никого нет. И пьяные мужики придумали план. Отмыли труп кролика, высушили его женовьим феном, пролезли на участок к соседу немцу и засунули снова белого и пушистого, но очень неживого кролика в одну из клеток. Вы представляете себе состояние немца, когда он на следующее утро вышел проверить своих питомцев, а из клетки на него стеклянными глазами смотрит им самолично похороненный кролик, да еще и с такой шерстью, словно его на выставку готовили? Впрочем, если немец не тронулся умом прямо там, то сумасшествие должно было догнать его в тот момент, когда ему пояснили, как  это произошло. Так и выглядит обрушенное мировоззрение.
Все-таки эмигрантская среда - это особенная субстанция.
nel6: (gazoline)
Я искренне хотела написать об актере и в одном посте обсудить все. Но оказалось, что, если вообще писать, то о фильмах в целом. Были б у него все фильмы как Стартрек... то я бы не писала вообще, конечно. Но Стартрек стоит в его фильмографии гордым особняком, а об остальном надо писать серьезно. Поэтому получится что-то типа Камберсерии постов. Все-таки очень удобная фамилия. Да, аватарка как бы символизирует мое отношение к тому факту, что я в рамках запланированной "небольшой рецензии" умудрилась накатать шесть вордовских страниц. Аффтар цветет и плодородит.

Что вы выбираете, свободу или безопасность?
Этот вопрос когда-то в рамках свободной дискуссии классу задал один преподаватель у нас в универе. Чисто гипотетический выбор, конечно. Ответ был показателным: класс разделился на коренных немцев и нас, всяческих эмигрантов из стран разной степени третьемирности. Мы все дружно сказали "свобода". Все немцы дружно сказали "безопасность". Если вы после просмотра Пятой Власти задались вопросом, зачем же херр Берг прям ТАК, вот вам ответ.

Я не смотрела Пятую Власть, когда она вышла, таким образом тоже внеся лепту в провал фильма в прокате. Я помню свою мотивацию: фильм о Джулиане Ассанже не заполитизированным быть не может. Причем мне было все равно, на чью стороны этот фильм мог бы встать - в данном случае меня не устроил бы никакой вид однобокости. Слишком уж быстро его сняли, слишком поспешно. Слишком уж громко у нем говорили еще до, собственно, съемок. Слишком уж рьяно плевался сам Ассанж, насколько позволяли ему стены Эквадорской амбассады. Все слишком. Я не хожу на такие фильмы.
Сейчас, когда прошло всего несколько лет после вспышки Викиликс, мы еще не можем в полной мере охватить и осознать то, что произошло. После каждой революции случается откат - это закон. Ни во время революции, ни во время отката понять масштабы происходящего невозможно. Время после отката - вот, когда делаются выводы. Порой нужно несколько поколений, чтобы посмотреть со стороны, чтобы оценить объективно, чтобы вынести исторический вердикт. Фильм? Да вы с ума сошли.
У меня очень двоякое отношение к Ассанжу и к тому прорыву, что он совершил. Я считаю этот прорыв гораздо более важным, чем частные вопросы вроде войны в Ираке. Это все важно, но это - частные вопросы. Вопрос Ассанжа - шире. Он не ограничен территориями, правительствами, институтами, кругом лиц, менталитетом, режимами. Это глобальный, общечеловеческий вопрос. Они назвали это вопросом пятой власти. Возможно, пускай будет вопрос пятой власти. Вопрос мира, в котором нет понятия... нет, даже не секретности. Иллюзии секретности.
Мы все знаем, что нам лгут, что от нас скрывают. Правительство, банки, финансисты, чиновники. Если кто-то этого не знает, он дурак, а дуракам, как известно, даже насильно глаза не раскроешь. Мы все знаем, что коррупция существует за всеми закрытыми дверями. Мы все знаем, что на войне ничто никогда не бывает так чисто и гладко, как нас пытаются убедить в новостях. И мы так же знаем, что правда лежит где-то между репортажем Первого Канала и репортажем Евроньюз, а то и вовсе вне. Прорыв Ассанжа не в том, что он открыл всему миру великую тайну "господа, нас, оказывается, обманывают!". Он в том, что наше знание "меня обманывают" стало публичным.
Знание - это не только свобода, не только власть, это еще и ответственность. Ответственность за свои решения, как решения знающего человека. Однако иллюзия секрестности - абстрактность знания "нам все лгут" - дает возможность всем сделать вид, что они ничего не знают. Не на что реагировать, нечего бояться. И можно спокойно продолжать покупать молоко марки Х. Однако в тот момент, когда на Викиликс появляются документы, вскрывающие коррумпированные схемы исландского банка, из-за воровства которого полетела экономика Исландии, и счета в котором имеет фирма Х, я - покупатель молока марки Х - начинаю нести ответственность. Не потому, что Я знаю. А потому, что ВСЕ знают, что я знаю.
Есть такая расхожая фраза,  выпущенная в мир, кажется, Томасом Манном, everything is politics. Даже ваше решение слить за собой унитаз или не слить - политическое решение, как и каждая не только слитая, но и выпитая вами капля воды имеет за собой целую систему водоснабжения, зависящую от конкретной политики конкретных лиц, которые спонсируются другими конкретными лицами на конкретные деньги с конкретных счетов, пополняющихся засчет конкретных кампаний и компаний, которые в свою очередь... и так далее. Любое ваше движение, любое решение, как активное, так и пассивное - уже политика. Но мы не думаем об этом, когда покупаем молоко марки Х, потому что мы не думаем о конкретике. Абстрактное знание "мне все врут" безобидно, как слепой котенок. Даже если оно заставит вас бойкотировать выборы или голосовать против всех - оно безобидно. Опасно знание конкретное. И когда все знают, что мой евро, отданный за молоко марки Х, пойдет на финансирование коррупционной системы, из-за которой рухнула экономика Исландии, я начинаю нести ответственность за Исландию. Надуманно? Притянуто за уши? Кого волнует один мой евро? Какую роль он играет в общем потоке? Да, именно это мы говорим себе каждый день, когда едим в Макдональдсе. Один я ничего не решаю. Но в том и дело: не я одна покупаю молоко марки Х. Не я одна ставлю крестик напротив определенной фамилии кандидата в президенты, который потом закроет глаза на бесчинства своих солдат в Афгане, "выполняющих протокол". И пролитая кровь в итоге - на моих руках. (Нет, я не гражданка Америки. Просто в данном случае обличительно-конкретное местоимение "ты" в качестве абстракции несколько грубовато.) Everything is politics, и все об этом знают, знают конкретно, в лицах, с явками и паролями, просто потому, что один слил, другой опубликовал. Простейшая схема, иллюзия защиты сливающего, маска, один пассионарий, пара помощников, один сайт, двадцать зеркал, три сервера, пара сотен фиктивных имейлов, и фундаментальный вопрос "что вы выбираете, свободу или безопасность". Трагедия в том, что демократия - это баланс между свободой и безопасностью, который никогда не может быть достигнут. Мы, наследники репрессивных режимов, мгновенно ответившие "свобода", осознаем ли мы ее последствия? Немцы, ответившие "безопасность", осознают ли они ее цену?
Конечно, прямо совсем хвататься за голову рано. Эквадорская амбассада, шведские дамы, раскладушка для Сноудена, кучка статей, много шуму, ожесточение цензуры - вот и все, что осталось от пассионарного прорыва. Пока что. Пока что можно особо не переживать. Много у вас знакомых, которые хоть раз читали документы, опубликованные на Викиликс? Много у вас знакомых, кто свое мнение об Ассанже базирует не на медийном освещении, а на прямой оценке материалов на его сайте? Вот и у меня никого (френдов, правда, не спрашивала). Проблема не в том, что люди не любят думать: тот факт, что они не любят думать, не значит, что они не думают вовсе. Порой даже кажется, лучше б думали меньше. И не в том, что люди не любят задавать вопросы: тот факт, что они не любят задавать вопросы, не значит, что они их не задают. Порой даже кажется, лучше б задавали поменьше. Проблема в том, что люди не хотят принимать решения и брать ответственность на себя. Люди не хотят думать о том, молоко какой марки лучше купить с точки зрения коррупции в исландском банке, да и кто знает, что происходит на деньги, которые мы может отдать за молоко марок А, В или С. Как я сказала, выводы делают не во время революции, и не сразу после нее. Однако возможно (и судя по сотрясающим прессу один за другим скандалам по поводу массовых прослушиваний, утечки личных данных и прочая и прочая, вполне даже вероятно) этот один человек со странным цветом волос открыл дверь в новую эпоху. И эта эпоха имеет равные шансы оказаться как эпохой улучшенной демократии и контроля над структурами, так и эпохой массового террора, нарушений всех базовых прав человека и полного отсутствия безопасности - ведь секретная информация в общем доступе доходит, естественно, и до террористов, и до моральных уродов, и до гораздо более страшных людей и организаций, чем террористы и моральные уроды вместе взятые. Более того, эта дверь дает в том числе и тем самым организациям и правительствам новые способы манипуляции и запугивания людей. Кот выпущен из мешка, но белый этот кот или черный - еще совершенно непонятно. Понятно только одно: несмотря на отсутствие у меня знакомых, которые хоть раз залезли бы на сайт Ассанжа, этого кота загнать обратно в мешок уже не получится. Не в век высоких технологий и информации, витающей в воздухе.
Я? Я лазила, да. И читала. Очень немногое, конечно. Но именно поэтому у меня такое двойственное отношение к Ассанжу. Одна часть меня, вопившая про "свободу" в ответ на вопрос, солидарна с ним в том, что пришло время массовой чистки везде и во всем. Вторая часть меня, задумавшаяся над ответом немцев в моем классе, видит всю опасность подобного метода слива неотредактированной информации. А третья часть меня понимает, что любая редакция уничтожает сам смысл подобного слива: информация становится властью только когда она конкретна. Четвертая же осознает и то, что Большим Братом может быть не только правительство, но и сам Ассанж и иже с ним, потому что доступность любой информации - это опасность и для меня лично в том числе. Вот она - дилемма.
В этом журнале стало преступно часто встречаться слово "постмодернизм". Так вот я вам скажу, что Ассанж - не человек, сидящий сейчас за стенами амбассады, а Ассанж как идея, как явление, как десятки тех, кто придут ему на смену, - вот это и есть тот самый постмодернизм. Окружающий нас со всех сторон каждый день без нашего на то желания и даже осознания. Мы сами должны думать, принимать решения, задавать вопросы и искать на них ответы среди тонн информации. Можно сделать вид, что этого не существует, это тоже решение. Можно продолжать верить любимой газете, которая все разложит по полочкам. Ну, подумаешь, она представляет интересы какой-нибудь партии, ну и что. Можно, пока еще можно. Но с каждым новым скандалом все сложнее.

А вот теперь про фильм. Дальше будут спойлеры, но не сюжетные - сюжет всем известен и сидит в амбассаде.
Поговаривают, поговаривают, что режиссер как-то признался, что фильм был политзаказом против Ассанжа. Типа на это ему дали деньги. Ну, на это так на это. Мы все знаем, как надо отвечать на вопрос "что хотел сказать автор". Однако про другое я могу сказать с большой внутренней уверенностью - почему фильм провалился. По той же причине, по которой люди не ходят на Викиликс. Вся эта история, растянувшаяся на несколько лет, мутна и мало понятна. Никто не скажет вам правду, никто не возьмет за руку и не проведет по лабиринту, показывая где плохие, а где хорошие. Если фильм был политзаказом, он должен был сделать именно это: взять зрителя за руку и носом ткнуть во все злодеяния Ассанжа и последствия его действий, да как следует приукрасить их, чтоб сомнений не осталось - вот оно, Зло нашего времени. Можно было ли так снять? Разумеется. Более того, фильм бы стал куда успешнее. Нет, конечно, куча народу его обплевала бы. Однако другая куча приняла бы его на ура. Можно было, конечно, не согласиться на политзаказ и снять другое кино, в котором проклинались бы чиновники, а Ассанж восхвалялся бы - вот он, Герой нашего времени. Нет, конечно, Джулиан Ассанж - реальный - из своей комнаты в амбассаде проклял бы и такой фильм, у него в принципе выбора нет, художественный фильм про него противоречит самой сути его как символа, в независимости от того, понравился бы такой фильм Джулиану Ассанжу как человеку. Однако такой фильм с радостью приняла бы другая куча народу, и он наверняка тоже был бы куда успешнее. Режиссер и его команда не сделали ни того, ни другого. Они не просто сняли кино о постмоденизме - они снали постмодернистское кино. В нем нет мнения режиссера или сценаристов о Джулиане Ассанже и Викиликс. Зрителю не дали ни одного ответа. Более того, задали вопросы, которые зритель, возможно, не успел задать себе сам. Они дали повествование глазами нескольких персонажей, но ни одну из этих точек зрения не сделали точкой зрения всего фильма. И зритель, и так запутавшийся в происходящем, вышел из кино, позвонил друзьям и сказал не ходить на такую невнятную муть.
Вот у нас есть Дэниель. Хороший парень Дэниель, который искренне хочет бороться за правое дело. Он восхищен и заинтригован Ассанжем, и ему кажется, будто вдвоем они смогут изменить мир. Он придумывает себе свой идеал Викиликс. Эдакая платформа справедливости, на которой путем публикации информации будут надирать задницы всяким мерзким и противным тиранам, однако при этом не пострадает ни одна муха. Немец. Немец до мозга костей: мы боремся за свободу только в рамках полной безопасности. Sicherheit - основа основ. Он верит в идеалы демократии. Он верит в добро и хороших людей. Он готов приносить в жертву свое время и личную жизнь, но в принципе не готов признать того, что любой вызов системе требует гораздо больших жертв, и не только от тебя лично. Он искренне думает, что Ассанж ему большой друг, и искренне обижается и расстраивается, когда тот в чате назвает его шизофреником. И он искренне верит в то, что совершает благое дело, удаляя платформу за спиной у ее создателя, пока тот выступает с речью по ящику. Как и в то, что такого кота, как Викиликс, можно загнать обратно в мешок, просто удалив платформу. Другими словами, Дэниель - трусливый дурак. Но с чистой совестью, со слезами на глазах и с уверенностью в своей правоте. В конце концов, он ведь борется за свой идеал Викиликс, правильно? Вон, даже Викиликс-тату себе сделал. Забыл только, что саму Викиликс сделал совсем не он. У него есть своя правда, и его можно понять. Встать на его сторону? Противно.
Или Ник, редактор Гардиана. У него тоже есть свои идеалы и принципы. Он борется за честную журналистику, он не боится бросать вызов сильным мира сего. Его героями являются первопроходцы Хансарда, которых повесили в свое время за публикацию речей в английском парламенте. Он первым произносит словосочетание "пятая власть" и вдохновенно вещает про то, что Дэниель и Джулиан открыли новую страницу в истории. Он старается помочь Викиликс занять достойное место среди новостных организаций и предлагает честную сделку. А когда Ассанж нарушает условия этой сделки, все же не отредактировав документы, Ник честно бледнеет и замечает, черт возьми, это монстр, и мы посадили его на пьедестал.  Есть у него своя правда? Есть. Только за ним стоят сотни работников Гардиана, конкретная политпартия, конкретная агенда, награды, имя, репутация, и все это терять он не собирается, он что, дурак? Он тоже борется за свои идеалы. Поддерживать его? Надоело.
Есть Сара, барышня из американского правительства. Милейшая женщина: два высших, пять дипломатических постов, 14 лет за границей. Она искренне беспокоится за жизнь своего источника и друга в Триполи. Она честно заявляет, знаете, если вам не нравятся уродливые картинки, не развязывайте уродливые войны. Она борется за безопасность честных американцев и их союзников, пытается защитить их данные. Самый страшный ее грех - обозвать президента Туркменистана дураком. Да господи, кто не называл президента Туркменистана дураком, я вас умоляю. Для нее Ассанж - зло похлеще терроризма. И это тоже правда, ее правда. У нее тоже есть свои идеалы, и она тоже борется за них как умеет. Выполняет свой долг, работает без перерывов на благо нации не покладая рук. И что, разве она не права, что на войне никогда не бывает все бело и пушисто? Права. Поддерживать ее? Недемократично.

Ну и, собственно, сам Ассанж. С ним, правда, все сложнее. Если остальные герои двухмерны, то он - четырехмерен. Я не зря назвала эту серию постов Камберсерией, конечно. Хвалебную оду лично Камбербэтчу я напишу потом, когда расскажу о нескольких ролях, чтоб было понятнее, пока скажу только то, что мне стало понятно где-то роли после пятой: он, определенно, является событием в кинематографе из-за феноменального мастерства перевоплощения и имитации. Поэтому в Пятой Власти нет Бенедикта Камбербэтча и нет его мнения о реальном Джулиане Ассанже. В фильме есть только Джулиан Ассанж в условиях данного фильма и данного сценария. Этот Ассанж не похож ни на актера, ни на другие роли этого актера, и если вообще на кого и похож, то только на реального прототипа, от чего знакомые этого прототипа периодически нервно крестились. Естественно, это альтернативный Ассанж. И этот Ассанж четырехмерен. Мы видим его в десятках проявлений. Слегка звезданутый айтишник с графикой из восьмидесятых, глупыми танцами и дурацкими привычками типа спереть чужой пиджак, открыть бутылку пива зубами или вытереть пальцы о брюки. Гениальный хакер, когда-то взломавший НАСА от нечего делать, с легкостью создающий платформу Викиликс. Борец за правду, готовый идти до конца, не скрывая своего лица и жертвуя личной жизнью и общением с сыном. Вспыльчивый эгоцентрик, готовый порвать с каждым из помощников и друзей за малейший намек на сомнение, которое он мгновенно расценивает как предательство. Эгоистичный манипулятор, с хитрым прищуром доводящий туповатого Дэниеля до истерики каждые пять минут. Невротик, доведенный практически до паранойи и шарахающийся от собственной тени. Он заикается на пресс-конференциях и презентациях, а потом берет себя в руки и вызывает овации. Он благодарит милую старушку из зрительного зала от всего сердца, а через пять минут хамит родителям Дэниеля. Он считает, что разбирается в людях, и поражается тому, что можно столько времени общаться с человеком и не замечать его настоящей сущности. У него трясутся руки и краснеет нос, когда он узнает о гибели своих друзей в Африке или смотрит видео из Ирака, но при этом он публикует материалы, наплевав на ту опасность, которой подвергает жизни множества людей. И так далее, и тому подобное, в том же парадоксальном духе. И все это вместе тонко и аккуратно сплетено в один совершенно цельный и категорически неоднозначный образ, намеченный взглядами, мимолетными жестами, еле уловимой мимикой, четко выверенными и в то же время совершенно свободными движениями в каждом кадре. Ему искренне симпатизируешь в одной сцене, а уже через минуту терпеть его не можешь. А потом снова симпатизируешь. И так по кругу. Есть ли у него своя правда? Разумеется. Стоит ли его поддерживать? Нужно как минимум сто раз подумать. Потому что одно можно сказать точно: безопасностью тут и не пахнет, а за свои идеалы он вполне может пройти по трупам. Пусть и в фигуральном смысле. А это всегда опасно. Я не знаю, насколько это было прописано в сценарии, особенно если история про политзаказ - правда. Но если это правда, им не стоило приглашать на эту роль Камбербэтча. Не, я понимаю, найти человека, который согласится сейчас сыграть Ассанжа, мягко говоря, непросто. Однако не стоило. Потому что созданный им образ слишком амбивалентен, слишком харизматичен, слишком магнитичен, чтобы стать Злом нашего времени. Впрочем, чтобы стать Героем нашего времени он тоже слишком. Он гораздо больше и интереснее этого: он просто крайне незаурядный человек. Могу ли я поверить, что такой человек, или похожий, мог открыть дверь в новую эпоху? Без сомнений.
И все же этот фильм не об Ассанже. Он даже не о Викиликс. В конце они сделали гениальный ход конем, дав слово альтернативному Ассанжу в посольстве. Глядя в камеру, он, после постмодернистской речи про правду и пренибрежительных отмашек от самого фильма со словами "все ложь", серьезно, с нажимом говорит: "все дело в вас, только в вас". Потом, правда, хитро улыбается и добавляет: "ну, и совсем немного во мне". Пускай, но разве что совсем немного.

Прямо подмывает продолжить постмодернисткую традицию и дать вам самим решить, понравился мне фильм или нет, но не буду. Да, понравился. Два раза просмотрен на одном дыхании, будет просмотрен еще не раз. Я понимаю, почему он провалился. Я понимаю, почему его ругают. По всем тем причинам, по которым мне он так нравится. Так всегда получается, че уж тут. Может ли он не понравится? Да. Надо ли его смотреть? В обязательном порядке.
nel6: (girl in the door)
В честь окончания очередного стописятвосьмого семестра и семинара "Макбет на сцене и экране", мелкое подборко того, чем мы там, собственно, занимались. Ну, в последний день. Но все же. Все без сабов, если что.

Как известно, слово "Макбет" не должно звучать в театре и особенно перед представлениями: сулит неудачу и несчастья. Из любопытства прямо хочется прорваться за кулисы и поиздеваться как Аткинсон. Поговаривают, что зарисовка почти не преувеличивает.



Вот так можно раскладывать на атомы один монолог: гениальный Иан Маккеллен о своей гениальной интерпретации Макбета, или "учитесь читать, бандерлоги"
.


И ответ великолепных Стивена Фрая и Хью Лори, которые пояснят, почему англичане так любят свой театр, что не считают зазорным над ним смеяться. Главный признак настоящей любви.



Репортаж и отрывки самой ужасной постановки Макбета в истории, с Питером О'Тулом в главной роли. Каждый вечер был аншлаг: люди вырывали друг у друга билеты, чтобы попасть на спектакль и как следует поржать. Один критик заявил, что "спектакль - страшнейшая из трагедий, что приключились с Шекспиром, после того, как сгорел Глобус". Яркий пример театрального дурновкусия и того, что может случиться, если дать главному актеру слишком много свободы, особенно если последний много пьет. Момент с двумя окровавленными кинжалами после убийства Дункана was the biggest laugh of the evening. А ведь актер-то хороший.



Ну и для закругления темы, Макбет и Симпсоны. На видео действителньо нет никаких опознавательных знаков, надо просто кликнуть на черноту экрана.

Simpsons do Macbeth (from S20E20) from Gc Howard on Vimeo.



Все-таки порой я очень люблю свой факультет.
nel6: (car girl)
Это будет в большой степени пост-дополнение к этому посту. Поэтому здесь не будет разговоров о самой книге, об идее спектакля, а также о моем отношении к первому и ко второму. Только то, что мне захотелось сказать после того, как паззл, наконец, сложился полностью, и я посмотрела версию с Миллером в роли Создания и Камбербэтчем в роли Виктора Франкенштейна. Спасибо интернету, незнакомым героям, друзьям и лично Киви за этот просмотр. You made it all possible. *скупая женская слеза*

Если коротко, то, в общем-то, все очень просто. Миллер играл сюжет Бойла. Камбербэтч играл книгу Шелли.

Да, я согласна с большинством, Создание Миллера во всем быстрее, яростнее, более страстное. Более, как ни парадоксально это звучит, адаптированное. Создание Миллера - человек. Посмотрите на его движения после рождения: это движения маленького ребенка, впервые выпущенного на ковер. Он где-то даже сам говорил, "в Создании много меня в возрасте трех лет". У его Создания человеческое выражение совершенно человеческих глаз на совершенно человеческом лице. Его история - это история о деформированном ребенке-Маугли, которого выбросили из-за уродства, возможно, юродивости. Оно не страшно внешне, нисколько. В нем нет ничего странного, ничего unheimlich. Миллеру, конечно, было тяжело в том плане, что Камбербэтч его откровенно выше, к тому же голос у последнего намного более зычный, и ему достаточно громко говорить там, где Миллеру приходится уже кричать. Текст-то нам очень четко говорит: Создание было намного крупнее людей, мощнее, громчее и прочие -ее, засчет чего и казалось людям столь опасным. Кстати, отмечу уровень ощущения партнера: в сцене, где Виктор и Создание встречаются в первый раз, и где эта разница в комплекции больше всего бросается в глаза, Миллер, играя Виктора, тянется вверх, выпрямляет спину, пытаясь сровняться с высоким Созданием, доминирующим над пространством. Виктор Камбербэтча же половину времени проводит на коленях, чтобы эта разница, в этом случае играющая не на пользу, была как можно менее заметна. В Создании Миллера больше чисто человеческого эгоизма. Кажется, Ри это у себя уже отметила, но я повторю: Создание Камбербэтча просит о любви, Создание Миллера ее требует. Созданию Миллера нравится его сила, ему нравится то, что оно так быстро учится "быть человеком": уничтожать, ненавидеть, лгать. Оно не осознает горькой иронии этой фразы: это действительно присуще только людям, и оно гордится тем, что умеет так же. Создание Камбербэтча же понимает эту самую горькую иронию того, что человек - Человек - как раз таки не должен ни уничтожать, ни ненавидеть, ни лгать. Если Создание Миллера хочет стать человеком, чтобы требовать своего права, то Создание Камбербэтча хочет стать хорошим человеком. Создание Миллера страдает от того, что его не принимают в общество людей, ведь оно совсем как они. Создание Камбербэтча - от того, что людское общество оказалось совсем не таким, как в его книжках. И поэтому, когда в самом конце Виктор-Камбербэтч из последних сил поднимается на ноги, Создание-Миллер откровенно измывается и издевается, "вот так сила воли, ну-ну, давай, пострадай для меня, помучайся, мне это нравится, ты это заслужил". Во втором варианте же Создание-Камбербэтч с обреченностью констатирует, "да, нам еще долго страдать, прежде чем мы умрем". Нет, текст они читают один. Но насколько же по-разному! И истории эти имеют разные концовки, на мой взгляд (ведь в романе Шелли открытый финал). Создание Миллера, схоронив своего создателя, вполне возможно выживет и будет скитаться в ледяных далях. Создание Камбербэтча умрет рядом с замерзшим трупом Виктора. Знаете, какая деталь прочтения роли меня искренне потрясла? Наверняка почти неосознанная, но гигантская. Когда Создание, после своего первого восхода и дождя, падает в траву, в версии Миллера оно выковыривает оттуда жучков и каких-то насекомых и ест их. Создание Камбербэтча ест траву. Первый - хищник. Второй - травоядное. Первый - человек. Второй - то самое существо из романа Шелли, которое не человек, которое - тот самый новый "вид", которое сшито из трупов, которое не охотится на животных и питается ягодами, то странное, непонятное, неназванное, неописанное почти, unheimlich - от heimlich и un.

И настолько же разными получились два Виктора. Виктор Миллера не знает сомнений. Он холоден, он целеустремлен. Из эмоций он способен в основном только на раздражительность, ярость и страсть. Он - безумный ученый от мозга, от одержимости собой и своим талантом. Он не испытывает раскаяния, и даже сомнение в его сердце - редкий гость. Виктор Камбербэтча - романтический герой (не Байронический), герой Шелли, хотя благодаря сценарию тот факт, что он ученый, не пропал, как было в романе. Он - безумный ученый от идеи. Он одержим идеей, он полон противоречивых чувств. Если Виктор Миллера поражается Созданию, когда видит его в горах, Виктор Камбербэтча им восторгается. Он обладает совсем другой душевной организацией: он эмоционален, нервозен, мечтателен. Его страх за пропавшего брата ощущается физически, как и его редкие вспышки снобистского пренебрежения в отношении глупых людей (сравните, как они произносят фразу "посмотри на этих маленьких людей", Виктор Миллера констатирует факт "тьфу, возвращаться туда противно", Виктор Камбербэтча полон негодования, даже разочарования, и отсюда издевки "черт, и ведь могли бы, могли как я, но нет".) Вот его суть - идеалист. Такие создавали французскую Революцию, о которой писала Шелли, еще до того, как общество произносило это слово вслух. Вот эта прослойка нервных молодых людей из высшего общества, образованных, умных и переполненных идеями о свободе, справедливости, братстве и прочим сладким ядом. И он - он раскаивается. Когда Виктор Миллера произносит "мне жаль" после того, как Создание описывает ему все страдания, через которое прошло, это - не более, чем общественная конвенция. Так произносят эти слова перед вдовой на похоронах человека, которого совершенно не любили. Виктор Камбербэтча в эту секунду действительно жалеет, и его "I'm sorry" переводится как "прости".
Да, это действительно поразительно разные прочтения. Сравните, как оба покидают Элизабет, отправляясь в Англию: она его отпускает, и Виктор Миллера, почти видимо вздыхая с облегчением, говорит "спасибо" и слегка кивает головой. Это "слава богу, спасибо, что отстала наконец". Виктор Камбербэтча отвешивает поклон, его "спасибо" - это "спасибо, что понимаешь и принимаешь меня вот таким". Когда Виктору приходит видение с его убиенным братишкой, и когда галлюцинация спрашивает его, будут ли Создания размножаться, будут ли они слушаться Виктора, или же будут плохими, как то, что убило его, Миллеровский Виктор закрыт, он отвернулся от брата, он отвечает куда-то в сторону. Виктор Камбербэтча напротив смотрит на брата, а в последний момент, за секунду до явления Создания, он даже протягивает к нему руки. И, опять же, физически ощущаешь, что этот человек на грани. И его горячка совершенно ожидаема. У Виктора Миллера приступ горячки от переутомления. У Виктора Камбербэтча - нервный срыв.
И все же, и все же, хоть, действительно, этому Виктору, нервному, эмоциональному, откровенно страдающему совестью и страхом, хочется симпатизировать, хочется посочувствовать, все же там, на дне, осознаешь, насколько же его поступок ужасен. Виктор Миллера мог стать Созданию богом. Виктор Камбербэтча мог стать Созданию отцом. И когда понимаешь эту разницу того, чего Создание было лишено, с ужасом понимаешь, что Созданию Миллера не повезло больше. И когда Виктор Камбербэтча со страданием в голосе сокрушается и сожалеет, что не познал любви, это - трагедия, для них обоих, и еще для многих людей. Когда это говорит Виктор Миллера, это - лишь констатация печального факта. В трагедии Создание было лишено возможности на счастье в тот единственный момент, когда Виктор убежал, испугавшись, и невольно думаешь, а ведь мог бы не убежать. Во второй версии Создание изначально было обречено: Виктор-бог не дал бы ему любви, даже останься он с ним. Потому что первый был способен на любовь, хоть и не познал ее, а второй - не познал потому, что не способен.

Да. Гениальная постановка. Только сейчас понимаю всю ее гениальность, только увидев обе версии. Та глубина, что вложена туда сценарием, и те акценты, что расставляют актеры, создает четырехмерную картину альтернативной реальности. Я не знаю, какая версия мне нравится больше. Но, думаю, очевидно, чьи перфомансы меня больше поразили. Впрочем, Камбербэтч еще дождется своего отдельного поста, ибо проглоченный ночами десяток фильмов и пропущенный через себя десяток его ролей не оставляют мне выбора: если и тратить время на обсуждения актеров, то только на обсуждение таких Актеров. Но не сейчас, не сейчас.
nel6: (gollum)
Всю жизнь писала маленькую латинскую "р" как "r". И тут внезапно начала писать ее как "R", только маленького размера. Писать тяжелее и дольше, об эффективности речь не идет, внезапность перемены "за одну ночь" удивляет и попугивает слегкать. Но переучиться назад не могу. Что бы это значило, как бы стоило бы спросить, но вопрос, похоже, риторический. Чего тока в жизни не бывает.
nel6: (candle girl)
Для начала я немного защищу... дурацкая, и к тому же неправильная форма, но именно это я сделаю, защищу постановку, а то видела претензии из серии "костюмы из разных эпох, театр-колодец, буууу". Поэтому я тут немного расскажу про Елизаветинский, то бишь Шекспировский, театр. Ничего научного, я знаю, что все мои френды все знают, но вдруг прочтет кто-то еще.
Двадцатый и двадцать первый века идут вслед за девятнадцатым (таких высот Кэпства я еще не достигала, прошу отметить историчность этого момента). В девятнадцатом же веке театр был, по сути, ведущим видом искусства, наравне с оперой, а может даже круче, особенно в Англии. Девятнадцатый век, в том числе и в Англии, то есть в ту самую Викторианскую Эпоху, любил театр страстно и дорого. Театр стал увеселением для серьезных людей, в него вкладывали сумасшедшие деньги, в постановки, декорации, костюмы, здания театров, наконец. Это была эпоха сэра Генри Ирвинга, первого актера, удостоившегося чести рыцарства. Ну, вы можете себе представить, что должен был значить театр, если актерам начали давать такие титулы. Это была эпоха золота, парчи и, наконец, во второй половине века - великих ирландцев Уайлда и Шоу. Именно этот вид театра - безусловно, высокое искусство во всех смыслах - и отразился на восприятии театра в наше время. Именно поэтому многих так злит минимализм и декорации в виде одного стула - где-то в подсознании мы все еще ждем зрелища из злата, парчи и так далее, особенно когда речь заходит о классиках, а Шекспир у нас, естественно, первый классик театра из всех первых классиков.

Однако театр во времена самого Шекспира - это совершенно другая субстанция. Думаю, всем известно, что сам великий и ужасный Уильям свои пьесы считал ничем иным, как способом заработать, не ценил их и никогда не издавал - первое издание появилось уже после его смерти, из-за чего до нас дошли сильно видоизмененные версии работ великого драматурга: он изменял пьесы для разных постановок и, надо заметить, для разных зрителей. Шекспир в первую очередь в театре был актером и постановщиком, именно это он считал своей работой. А своим призванием он считал совсем другое: поэмы. Надо сказать, что, кроме, разумеется, сонетов, которые велики, его поэмы - это чудовищная скукотень с не очень хорошим стилем и языком. Однако именно их он считал серьезным делом своей жизни и именно их пытался вывести на первый план. Через каких-то триста с лишком лет история повторилась с Дойлем, как вы все знаете. Так вот, пьесы Шекспир писал, о боже-боже, страх-то какой, на угоду публике. Причем он был отличным профи в этом плане: он писал так, чтоб угодить и нищим, и королю, и своим работодателям. Например, тот же "Макбет" - это артистическая попытка легитимизировать задницу короля Якова Первого и Шестого (это один чел), усевшуюся сразу на два трона - английский и шотландский. Точнее, таким образом оправдывалось "право" англичан на правление в Шотландии. Видите, какие в Шотландии варвары? А потом пришел английский король, и стало всем хорошо. Герои, кстати, даже имеют реальные прототипы, правда, там жутко все запутано, я не помню. Это я все к тому, чтоб было понятно: в те времена театр не был "свободным гласом", это был товар.

Более того, это был особый вид товара. Немного о забавах Елизаветинского общества. Это мы привыкли, шо у тэатры надо в шубах и брулиантах. Какая публика собиралась в том же Глобусе в конце 16-то, начале 17-го веков? Нет, вельможи туда порой приходили, причем чаще всего они совершенно не смотрели спектакли - в театрах были удобные ложи с кучей занавесочек, и там было очень удобно заниматься... адюльтером, скажем так. А так, к богатым людям театр обычно приходил сам, играли прямо в домах вельмож, ну или при дворе, разумеется. А в театры приходили самые простые лондонцы и приезжие. Театры находились на южном берегу Темзы. Неспроста: это были самые опасные районы города. Народ ходил туда развлекаться, и развлечения были самыми разнообраными: бордели, кунст-камера, петушиные и медвежьи бои, кулачные бои, а также сумасшедшие дома, куда люди приходили как в зоопарк, поглядеть на таких смешных несчастных больных.

Театры стояли со всем этим в одном ряду. Людям нравилась кровь, поэтому в трагедиях Шекспира столько крови. Людям нравилось посмеяться, поэтому у него есть комедии и так называемые comic relief в драмах, когда общее повествование прерывалось ради какого-нибудь левого персонажа, несущего всякую пургу, чтобы зритель, уставший от ямбов, наконец-то посмеялся и не начал забрасывать актеров продуктами и всякими тяжелыми предметами типа бутылок, что бывало частенько. Сцена выглядела так: подмостки находились в центре, люди стояли вплотную к сцене, строение напоминало мини-колизей, ложи находились вертикально, никаких сидений внизу не было и в помине. Набивалось туда на каждое представление в среднем под тысячу человек, и кто видел тот же Глобус, тот поймет, что было, мягко говоря, тесно. В таких условиях ни о каких декорациях речи быть не могло. То есть, вообще. Да, в каждом театре был Балкон, специально для Той Самой Сцены из "Ромео и Джульетты". Плюс могли появиться факелы и какие-нибудь мелкие предметы типа оружия или кубков. А декораций не было. Единственной декорацией, и по совместительству самым дорогим реквизитом в театре (включая само здание), были костюмы. По очень простой причине: актеры были нищи, но любимы (в том числе и в прямом смысле этого слова, причем как дамами, так и джентельменами, даром что все актеры были мужчинами или юношами), шить костюмы они позволить себе не могли, но зато, когда выступали в домах вельмож, дамы и джентельмены частенько жаловали им свои одежды, в том числе и очень дорогие материалы и драгоценности. Как вы уже поняли, одежды сии были современными. Не носили вельможи костюмы патрициев. Какие-то костюмы, конечно, шились, но их никогда не хватало на всех. Поэтому на сцене Элизаветинского театра о костюмах, соответствующих эпохе пьесы, речь не шла никогда. В одной сцене могли встретиться английский вельможа, французский паж и греческий полуголый божок, а играли они все при этом сцену из итальянской Вероны.
Вот таким вот невысоким делом был театр во времена Елизаветы Первой и наследника ее Якова Первого и Шестого. И при этом да, безусловно, это был золотой век театра. Бесспорно.

А теперь, собственно, к претензиям про зал и костюмы в "Кориолане". Нам показали его, Елизаветинский театр, как он есть, точнее был. Минимальные декорации, заключающиеся, собственно, только в нескольких эффектах. Голая сцена, зал-колодец, зритель, который актеров может пощупать, костюмы из самых разных эпох, перемешанные без всякой системы, все как четыре века назад. И в принципе, в принципе, это неплохо. Более того, здесь это даже работает. Костюмы скорее подчеркивают собственно персонажа, чем эпоху. Поэтому два противника Кориолана из сената напоминают современных журналюг, Менениус - английского политика на отдыхе, жена Кориолана - даму нетяжелого поведения, а сам Кориолан и враг его Туллус со своими войнами наряжены в костюмы с намеками таки на тот самый древний Рим, словно чтобы подчеркнуть, насколько подобный тип власти устарел. Неплохая задумка. Также мне понравилась идея с лестницей и стеной, это сильно сделано. И претензии многознающих, в жизни своей не читавших ничего об эпохе Шекспира, про неправильные костюмы и то, что все, понимаете ли, модернисткое и мерзкое, я отметаю. Оно как раз таки не модернистское, а ровно наоборот, исторический такой театр, если можно так сказать. Другой вопрос, что мы-то смотрим на театр все равно другими глазами, не так, как зритель четырехвековой давности. И это невозможно опустить. Поэтому играть они пытались куда серьезнее, чем играли бы в Елизаветинском театре.

Теперь коротко обо мне и пьессе "Кориолан". Я не люблю "Кориолана". Для меня "Кориолан" на фоне таких душераздирающих шедевральных монстров как "Гамлет" и "Король Лир", да и даже на фоне довольно средних по Шекспировским меркам "Макбета" и "Отелло", откровенно теряется. Нет, это, конечно, все еще Шекспировская пьеса, это великолепный язык и фирменный эпизодический юмор. Но я не люблю самого Кориолана. На мой взгляд, он - глупый, мелочный, эгоистичный солдафон-элитист, да к тому же с амбициями и претензиями. И я никогда не верила в его раскаяние в конце, дешевое раскаяние ради мамаши и жены, которое забылось бы мгновенно, как только римляне опять бы приняли его не так, как он считал достойным своего величия. В общем, совершенно не трагический герой, и я всегда вздыхала с облегчением, когда дочитывала до того момента, когда он помирал. Мне, при этом, очень нравится то, как показаны политические игры. Вот это реально круто и вечно "на злобу дня". Если бы убрать оттуда к черту Кориолана и оставить одни политические игрища, была бы великая вещь. Ну, это на мой взгляд. Однако, я не теряю надежду на то, что рано или поздно я увижу такое исполнение этой роли, которое меня переубедит. В конце концов, пьеса работает в полную силу только на сцене. И задача постановщика и актеров - донести до зрителя глубину и сложность пьесы и персонажей. Даже если изначально их там нет, но это в любом случае не о Шекспире.

Постановка была распиарена безбожно. Причем я не побоюсь сказать вслух то, что распиарена она была исключительно засчет Тома Хиддлстона. Нет, я скажу честно, я услышала в зале обрывок разговора пятерых парней, реально на полном серьезе в антракте сравниваших Менениуса с Майкрофтом. Такие люди действительно существуют. Но в основном, конечно, главным методом заманивания народа в театр и кино был и есть Локи, простихосспаде, Том Хиддлстон. Поэтому публика была такой, какая должна быть публика на фильме "Тор", простихосспадеещераз. Пара залетных любителей Шекспира преклонных лет была вычленена мною из толпы бесконечного количества дев и небольшого количества откровенно скучавших весь спектакль парней сих дев (один рядом со мной в итоге захрапел), но выглядели эти любители откровенно экзотично. Это было почти как поп-концерт какого-нибудь жутко популярного бойз-бэнда. Нет, на самом деле, спасибо чуваку, конечно, что эти хрупкие создания попали в театр, это хорошо, это прекрасно. Я не питаю надежд, что они все вот щас прямо возьмут и проникнутся самим искусством, и пойдут на "Короля Лира" c таким старым, некрасивым и великим Саймоном Расселом Билом (оооооо, я уже предвкушаю, от одного его взгляда в трейлере пробирает до костей, май, приди!). Все - нет. Но кто-то, какая-то часть, - да. И за это мистеру Хиддлстону большое мое личное спасибо. Однако такой зритель подразумевает определенные неудобства, совершенно не согласущиеся с театром, даже если он в кино. Почему-то на "Франкенштейне" попкорн никто не жрал. Здесь жрали массово, бесцеременно обсуждали происходящее на сцене во весь голос, улюлюкали, когда мистер Хиддлстон изображал лицом что-то особенно выразительное, свистели, когда Туллус поцеловал мистера... простите, Кориолана в губы, да так, что несчастные пожилые любители Шекспира нервно заозирались (ну, их поколение еще знает, что поцелуй в театре - это как бы немножко символ, а не "какие няхи, я напишу теперь много крутых фичочгов"), громко ахали, когда облитый кровью до состояния неузнаваемости (кстати, тоже дань уважение Елизаветинскому театру) мистер Кориолан встал под душ (нет, сцена так далека от какой-либо эротики или даже эстетики, насколько это возможно, но любящий глаз масс разглядел все, что ему было интересно), в общем, всячески выражали свои эмоции самым беспардонным образом. Хочу сказать, что эффект-то как раз очень подходящий для "исторического театра" - ведь именно так Елизаветинская публика реагировала в театре. Однако для полноты ощущений категорически не хватало тесноты и духоты. Без этого эффект, вместо "вау, круто, совсем как четыре века назад", носил название "мать моя женщина, зоопарк пришел в театр". Конечно, так вели себя не все, многие девочки чинно сидели тихо и отчаянно пытались понять, что актеры говорят (с дикцией там у большинства как-то совсем не очень, к сожалению). Не все, всего лишь где-то половина. Но да, как вы поняли, аффтара это искренне и абсолютно подбешивало.

А вот сама-то постановка, если отбросить пиар, раскупленные за сутки билеты, ночующих в мешках под театром фанатов и улюлюканья, оказалась совершенно средней. Не плохой, но и не хорошей. Много слишком плоских и слишком громко орущих без всякого повода актеров, причем не только на левых ролях. Совершенно бездарная жена Кориолана. Мать его была даже хороша, но поскольку она всегда идет в купе с женой, сцены все равно были подпорчены. Несколько сцен, особенно во второй половине, были действительно на уровне хорошего современного английского театра, но далеко не все. Посреди всего этого действительно отлично, пусть и очень узнаваемо, сыгравший Гэтисс порой смотрелся несколько странно - человек глазами драму играет и адекватным голосом очень артикулировано и проникновенно речи вещает, а рядом все чего-то дико вопят и истерят. "Кориолан" - он, конечно, о спорах. Но пол-пьесы кричать так, что вообще не понятно, что говорят, все же неправильно. Сама постановка - как продумано использование сцены, как редко, но метко введены спецэффекты, работа со звуковыми и цветовыми эффектами, то, как продумано расположение актеров, не принимающих непосредственного участия в сцене - все это мне понравилось. Но уровень игры бОльшей части актеров - десятый класс, утренник, самодеятельность - сильно все подпортил. Хорошо хоть Гэтисс и мать Кориолана спасали. А, Туллус мне понравился, как ни странно.

Что же до самого Кориолана, то сыгран он был очень старательно. Действительно старательно, видно, что человек реально пытается вникнуть в самую суть своего персонажа, а потом донести эту суть до зрителя. Проблема в том, что суть от него довольно часто ускользает. Когда он играет Кориолана в гневе - да, все прекрасно. В бою - тоже. Даже слишком. Слишком потому, что когда потом внезапно случается полный перевертыш в виде слез и соплей, закрадывается подозрение, что Кориолан то ли какой-то неуравновешенный, то ли актер не нашел ни сути, ни баланса. Повторюсь, это в общем-то от части проблема самой пьесы. Развитие характера Кориолана не самое логичное, если только не играть его полным отморозком. Хиддлстон не хотел играть его отморозком, он искренне старался заставить публику проникнуться его героем. Только вот ЧЕМ я, как зритель, должна была в этом герое проникнуться, я так и не поняла. Потому что в итоге, если в отдельных сценах я ему верила - вот он презирает простой люд до того, что зубы сводит от отвращения, вот он на коленях перед Туллусом отдает себя в его власть, вот он с издевкой прогоняет Менениуса (хотя Менениус никогда его не предавал, всегда пытался спасти его зад, и был ему чуть ли не за отца), а вот он же уже заливается слезами и обнимается со своими женщинами - все это по отдельности работает. Не гениально, но старательно и правильно. А вот вместе - ничего. Это не цельный образ. На мой взгляд, Хиддлстон слишком перестарался, пытаясь сделать Кориолана хоть как-то привлекательным. Но в этом и проблема: эта пьеса и этот персонаж складываются воедино только, если Кориолан - отпетый подонок, зацикленный на своем эго. Такой да, может и в народ плюнуть, и друга прогнать, и на свой город армией пойти, побратавшись с врагом. Но такой - он, пусть и пойдя на поводу у матери, никогда не станет мучеником. И если бы такой таки вернулся в Рим после всего, он все равно стал бы тираном. Потому что он тиран по своей сути, и он гордится этим. Однако Хиддлстон не захотел играть тирана, и в итоге я так и не поняла, почему этот парень из первой половины и вот этот из второй носят одно имя.
Хиддлстон неплохой актер. Я видела его уже в четырех ролях, и могу это сказать, неплохой актер, особенно на общем фоне, пусть даже во всех ролях, что я видела (эта, Адам, Локи и офицер из "Боевого Коня"), он очень похож. И может быть со временем он сможет стать даже хорошим актером. Но его фанаты... Они могут все очень сильно испортить. И это печально.
Это печально, когда в интервале ведущая трансляции в коротеньком интервью с режиссером-постановщиком Шекспировской трагедии тратит время на вопрос "Почему вы выбрали на роль Кориолана самого сексуального мужчину в мире по версии МТВ?"
Хочу "Лира".

В общем, то Нечто, что я видела в Эдинбурге на фестивале, - китайская постановка Кориолана на мандарине с участием двух хэви-металл-групп - мне вкатила больше. На ней никто не храпел, гыгыгы.

Но! Но, товарищи! Я таки не теряю надежд на Кориолана! Да. У меня припасена еще одна версия: фильм "Кориолан" Рэйфа Файнса с участием Рэйфа Файнса в главной роли. Я специально не смотрела, чтобы не перебивать себе впечатление. Я возлагаю очень большие надежды на Файнса. Уж если он не сможет меня с пьесой примирить, никто не сможет. Но я очень удивлюсь, если он не сможет. Рэйф... Он Рэйф. Он бесстрашен.

Пы.Сы. Дин Томас теперь везде, простихосспадевкоторыйраз. И везде он - гриффиндорец. Эх.
nel6: (mystirious girl)

Я всегда была окружена ремонтом, сколько себя помню. В жизни я переезжала более двадцати раз, при это три раза в разные города и один – в другую страну, и всегда, куда бы меня не занесло, так или иначе меня сопровождали ремонты. Детство мое проходило в непрерывном состоянии переезда и обживания нового места только для того, чтобы, обжив, тут же переехать на новое. В крайнем случае, если ремонт не шел там, где мы жили, он шел у моих бабушки и дедушки, где я проводила все выходные и каникулы. А если даже там не шел ремонт, то в таком случае они находились в состоянии переезда. Что, понятное дело, рано или поздно опять трансформировалось в ремонт.

В какой-то момент мы перестали покупать и продавать квартиры и стали их снимать. Съемная квартира – это прекрасно. Это счастье. Я вообще никогда не понимала чисто нашего, советского желания квартиру иметь. В своей собственности под любой кредит и с любым геморроем. Более этого я не понимаю только желание иметь дом. Не, я понимаю, что дом – это классно. Это классно, когда дом большой, рядом обязательно свой сад или маленький парк, а также, безусловно, штаб прислуги, которая будет это все поддерживать в чистоте и порядке. Это я понимаю, это – дом. Дом на любых других условиях – это сущее зло. В общем, мне понравилась смена приоритетов, когда мы начали квартиры снимать. Тем более, что в первую очередь это означало отмену ремонтов. Однако радовалась я дня три. Пока ремонт не начался у соседей. С тех пор возле каждой съемной квартиры происходили какие-то ремноты. У соседей, в подъезде, на крыше, во внутреннем дворе, перед окнами, в доме напротив. Эпичный ремонт на Площади Победы возле цирка, на которую выходили наши окна, я не забуду никогда. Трудно забыть жару +40, гарь, пыль и избиение железных пластин кувалдами в три часа ночи. Причем, что самое поразительное в этом всем, все эти ремонты имели свойство заканчиваться аккурат в тот момент, когда мы съезжали с этого места. Как, вы уже уезжаете? Какая жалость, мы только-только изменили планировку квартиры, так хотели показать вам, вы наши любимые соседи... Что, неужели вы покините нас, так и не дождавшись нового сада во внутреннем дворе? Ведь какой-то месяц остался! Ах, вы не представляете, только вы уехали, как крышу таки дочинили, и теперь потолок не протекает!

Германия встретила нас тишиной. Ну, кроме бесноватых соседей – чистоплотной турецкой семьи из матери и пятерых беснующихся отпрысков. А так – ничего. Никаких молотков, дрелей, перфораторов, тракторов, матерящихся строителей... Это была благодать. Первый месяц. Первый месяц я не ходила в школу. Первый месяц я не знала, что в школе решат построить новую кантину и новый спортзал. Я училась там два с половиной года, и два с половиной года мы ели в старой кантине, занимались в старом спортзале, и все это под очаровательные шумы двойной стройки. Новую кантину открыли в день нашего выпускного. Новый спортзал – через месяц после выпуска. Школа проводила нас соблазнительными видами блестящий турникетов, светлых залов, новенькой мебели и красивеньких кофемашин, вкусить прелести которых нам было не суждено. С надеждами на будущее я надела пасхальные туфли и отправилась на первый урок в гимназию.

Гимназия разваливалась. Это одна из старейших школ в Германии, основанная еще в 16-ом веке. От тех старинных зданий уже давно остались только картинки в исторических книгах, но и то, в чем предстояло учиться мне, новизной, мягко говоря, не отличалось. Некоторые постройки казались настолько обветшалыми, что особо набожные ученики, заходя в классы на уроки, на всякий случай крестились. И надо же было такому случиться, что именно в тот год школа получила приличный транш на ремонт. Директор обрадовался, менеджер оживился, рабочие взялись за дело. Следующие три года моего обучения прошли в обстановке непрекращающегося ада. Грохало, гремело, сверлило, шипело, кряхтело, визжало, пищало, кричало, ломалось, падало, бумкало, лязгало, жужжало, воняло, сыпалось и пачкало без перерывов последующие три года. За это время были снесены три здания и построены четыре, перекрашены два главных корпуса, поменяна вся мебель, разбит новый сад и обустроен новенький спортзал. Мы, однако, не могли насладиться всеми этими благами: ученики практически все время проводили во временных маленьких железных коробках, для собственной же безопасности. За это время нетронутым осталось только одно место на всей территории: концертный зал. Именно в нем, старом и обшарпанном, мы справляли свой выпускной, с завистью поглядывая на блестященькие разноцветные корпуса, манящие своей чистотой и новизной. Они были, увы, уже не для нас. Я приехала туда через год, просто навестить, - это прекрасная школа. Я бы хотела учиться в такой. Но поздно.

Наконец, мы перехали в Майнц. Первым, что я помню, и что мы увидели, въехав в город, были леса на главной башне тысячелетнего кафедрального собора, известного во всем мире. Уже тогда я поняла, что надеяться не на что. За четыре года, что мы здесь живем, в непосредственной близости от нас успели: снести дом и возвести на его месте новый (соседский), снести старый комплекс и построить новый торговый центр (напротив), возвести новый жилой комплекс (возле заднего двора), вырыть Вечный Котлован (метрах в двухста), и раз пятнадцать переложить трамвайные пути (под окнами). Пару дней назад на соседней улице, в зоне слышимости, появился огромный билборд – будут проводить капремонт в старом общежитии. Пока капремонт в общежитии не начался, нас развлекают концертами перфоратора и молотов прямо в родном подъезде, вот уже три недели, всегда, почему-то, часов с семи утра.

В моей жизни было четыре месяца Без Ремонта. Всего четыре. В Эдинбурге. Ну, если не считать краткосрочного ремонта с недельку в здании нашего офиса, в котором ремонт не проводили, наверное, с позапрошлого века, пары залов с Замке Стерлинга, закрытых на реконструкцию, и перестраивающегося хранилища в Национальной Библиотеке, из-за чего поиски манускриптов занимали неприлично много времени. Но в целом, в целом, это были месяцы Без Ремонта. Благодать. Как мало, как поразительно мало порой человеку нужно для счастья.

Стучат, суки. Стучат.

nel6: (dreaming girl)
Вот это - один из самых любимых мною фильмов вообще like ever. С глубокого детства, но при этом с возрастом я начинаю его любить заново и за другое. Тут каждая фраза - цитата, каждая сцена - шедевр, каждая песенка - в обязательную программу жизни. У авторов был непрекращающийся приход в каждой секунде пленки. Обожаю и всегда буду. Смотрела раз тыщу, и каждый раз удовольствие как в первый. Если вы вдруг не видели, обязательно посмотрите.

nel6: (dreaming girl)
Вас резко появилось так много, что, пожалуй, нужно немного пояснить, на кого вы, собственно, так щедро подписались, будучи свято уверены, что человек, способный написать десять страниц текста про деконструкцию, сделав вид, что понимает, о чем говорит, должен быть как минимум относительно умен и интересен. Краткий анекдот в качестве вступления. Однажды на экзамене по американской истории нам задали вопрос "В какой день недели случился крах на Уолл Стрит, так же известный, как Черный Вторник?". Позже выяснилось, что доцент просто не знал, где взять еще один недостающий сотый пункт (высчитывать проценты из 99 - это не то, чего стоит ожидать от немецких гуманитариев), и решил нам его подарить, задав вопрос с ответом внутри него. Ничего лучше Черного Вторника он не придумал. Человек, на которого вы подписались из-за деконструкций, посидел, поседел, схватился за голову, решил, что не может быть все так просто, и написал "Пятница". Должна заметить две вещи: нет, я не большой фанат Робинзона Крузо, что можно было бы предположить на основе этого ответа, и нет, я была не одна такая, нас было человек сорок из ста. Это говорит о трех вещах: первое - я не верю людям; второе - я склонна усложнять все вокруг; третье - я не так умна, как могу показаться со стороны.

Я не буду представляться, все-таки сделаем вид, что главная прелесть Интернета - это анонимность, хотя так или иначе в моих постах можно вычленить обо мне все, что могло бы заинтересовать спецслужбы. Лучше я напишу про журнал, потому что именно его вы теперь будете видеть в своих флентах.
Я не пишу много умных или профессиональных постов. У меня бывают подобные вспышки, но по большому счету они зависят не от меня, а от того, что меня увлекает. Увлекают меня многие вещи, часто, быстро и непредсказуемо. Непредсказуемо для меня и для моих френдов - этих святых людей, которые терпят меня уже не один год со всеми моими внезапными помешательствами. Они терпели увлечения футболом, Депеш Мод, японской рок-музыкой, Толкиеном, шотландскими руинами и кучей чего еще по мелочи. Ну и не по мелочи еще Майклом Джексоном, но это не совсем увлечение. Я думаю, вместе нас держит то, что я их люблю, каждого по отдельности, и они меня любят тоже, да благословит мироздание этих чудесных людей. Поэтому они готовы проскролливать и пропускать мимо ушей и глаз мои периодические визги, если темы этих визгов им чужды. Нет, я не хочу сказать, что здесь нечего читать, это было бы ложной скромностью, но это определенно не тот журнал, который способен стать тысячником или войти в число "Журналов с Повышенным Уровнем IQ на страницу текста", если бы такое собрание существовало. Здесь много личного, субъективного, глупого, неправильного, необдуманного и непонятного даже мне самой.
Я не обещаю френдить всех в ответ, потому что своих френдов я отбираю крайне придирчиво, в первую очередь с прицелом на то, сможет человек меня теперь или нет. Тем более я не обещаю зафрендить всех сразу, потому что я и с одним человеком сближаюсь долго, а уж с наплывом вообще становится крайне трудно. Я не самый социальный человек в мире, к тому же еще и Рак. (Я не то, чтобы верю в гороскопы, но частенько они совпадают, и я получаюсь довольно типичным Раком, кроме того, что Раки чистюли и любят готовить, это не про меня.) Поэтому, пожалуйста, не обижайтесь за отсутствие взаимного зафренживания, это ничего не говорит о моем отношении к вам или вашему ЖЖ. Не беспокойтесь, у меня крайне немного закрытых записей.

Ну и коротко про тему, которая так резко продвинула меня в массы. Нет, я не "шерлоковед", поэтому если вы подписались только ради моих размышлений по поводу сериала, боюсь, вы получите один интересующий вас пост на сотню раббиша. Если после этой информации вы решите отписаться, никаких проблем.

Еще я попрошу прочесть некоторые "правила" этого ЖЖ, которые находятся по левую руку в сайдбаре. Ничего особенного, обычный бред человека, не любящего конфликты, но при этом не отличающегося большим терпением (хотя по меркам интернетного общения я не просто терпимый человек, я чуть ли не святая, ей-богу, прастихосспаде, соцсети, я вас ненавижу). Да, о соцсетях. Меня там нет.
Собственно, это все. Если вас ничего не смущает, добро пожаловать, я всем рада, и надеюсь на приятное для всех сторон общение на самые разные темы!

Ваша, Нэл (пожалуйста, пожалуйста, это почти официальное заявление, не Нель, не Нел, не Нэль, не nel6. Просто Нэл. Спасибо! Ах, наконец-то я это сделала, пять лет почти повсеместного неправильного написания имени из трех букв подошли к концу...)
nel6: (strict girl)
Спам обычно бесит, но порой приходит такое, что прощаешь спамерам все.

Говорящий Хомяк. Идеальный Подарок, который заставит вас и ваших друзей смеяться до упаду.

Никто не хочет ссылку? Бесплатно пришлю. Я щедрая.
Кто? Кто это придумывает?
nel6: (eye)
Ей-богу, смотреть "Шерлока" стоило даже и только ради того, чтобы почитать потом дискуссии. И я даже не только иронизирую. Люди, которые дискутируют на темы деконструкции и постструктурализма? Это счастье, скажу я вам. Это не обычное "нравится - не нравится". Это даже помогает читать Дерриду, читать которого мало удовольствия. Однако говорят в основном о приемах деконструкции именно в третьем сезоне. Они там, бесспорно, есть, и в огромных количествах. Но правильно ли думать, что это новшество третьего сезона? И что там вообще происходит? В итоге, мну попытался разобраться сам. Потому что чего, собственно, хочет-то постмодернизм? Он хочет, чтобы поглощающая сторона - читатель, зритель, слушатель - сам принимал участие в вычленении смысла из художественного произведения, а не сидел, сложив ручки, в ожидании, когда ему разжуют и в рот закинут. Человеческая лень, правда, загубила шансы постмодернизма на завоевание широких масс, и классические виды повествования продолжают доминировать, но мы не будем этому потакать. Под катом оченьмногабукофф.

Немного о деконструкции в качестве вступления. За пару десятилей до постмодернизма в структурализме вывели простейшую истину: в определенной системе координат (и разумеется, речь в первую очередь шла о языке, как начале всех систем) знак состоит из обозначающего и обозначаемого, signifier and signified. Связаны они между собой условно и произвольно. То есть, слово "стол" не имеет к самому предмету никакого отношения, поэтому в других языках стол называется иначе. Соответственно, дефинировать знак можно только через отрицание: "стол" потому "стол", что не "стул". Это принцип дифференциации, или как оно там по-русски, принцип различия, "а и не-а", выведенный еще Аристотелем как основа западной философии. Структурализм первым начал ставить под сомнение эти незыблимые истины, представив понятие знака. Простейшая идея.
Постструктурализм пошел дальше, задумавшись о том, что писал еще Ницше: любая правда перестает быть правдой сразу, стоит только ее как-то обозначить. Координаты коммуникации всегда условны. Например, два листика с дерева всегда разные, они никогда не идентичны. Они - не одно и то же, а значит, по идее, они должны обозначаться разными signifiers. Однако человек идет на условность, называя "листом" все похожие предметы, потому что иначе передача информации была бы невозможна. Постструктуралисты наложили эту идею на идею структурализма и получили еще одну простейшую истину: оказывается, не только signifier, но и signified произвольны и условны, а значит не только принцип дифференциации (как, кстати, и принцип четырех причин Аристотеля) можно и нужно поставить под вопрос. Я не буду тут углубляться в Дерриду, это неблагодарное занятие, особенно когда дело доходит до времени и пространства, это в данном случае не важно. Единственное, что волнует нас в отношении сериала "Шерлок", это деконструкция знака и понятия. Понять это на примере стола очень сложно, потому что стол - он и в постструктурализме стол. Нет, конечно, и о столе можно подискутировать (ибо что есть стол, тоже вопрос дефиниции), но это излишне. Намного проще взять не предмет, а идею. Пусть будет "справедливость". Разумеется, есть какая-то абстрактная идея справедливости. Однако когда доходит до конкретики, быстро становится ясно, что понятие это - крайне условное, зависимое от бесконечного количества факторов, навязанных стереотипов, принятой шкалы ценностей и так далее. В свою очередь, все эти факторы тоже зависят от других факторов. Таким образом, понятие "справедливость" не отображает саму идею справедливости, а является лишь очередным знаком, как и слово "справделивость", просто на другом уровне. Другими словами, мы от чистой идеи всегда отделены двумя рубежами: системой знаков и системой понятий. Это очень упрощенно, конечно. Но работает это прекрасно. Собственно, все символы так или иначе всегда подлежат деконструкции (методу теории постструктурализма), потому что означают разные вещи в разных системах, которые в свою очередь означают разные вещи в разных системах. К какому выводу постструктуралисты таки пришли в итоге? Каждый текст - это не только набор слов, но еще и набор понятий. Слова уже отдаляют нас от понятий. Понятия же отдаляют нас от смыслов. При этом, разумеется, об авторе никто не говорит, автор умер давно, еще у Барта, вопрос "что хотел сказать автор?" уже просто неприличен. Вопрос не в том, какой смысл автор хотел вложить в понятия через слова, а в том, как эти слова будут поняты или могут быть поняты. А значит поиск смысла возможен только и исключительно через деконструкцию, при этом зритель/читатель/слушатель является таким же maker of sense, как и само произведение (не автор! подчеркиваю, автор в постмодернизме отсутствует. Физически присутствует, а метафизически - нет.)То есть, каждый текст имеет бесконечное количество смыслов (способов прочтения). "Правильное" понимание может быть лишь навязанным извне, прийти же к пониманиЯМ можно только через декунструкцию. Радикалы даже утверждали, что, поскольку смыслов бесконечное количество, то смысла нет вовсе. Но так глубоко мы не пойдем.

Теперь об интерпретациях и уже моих личных взглядах на проблему. По сути, если смотреть широко, то любая интерпретация - уже как минимум деконструкция первого уровня (уровня знака), даже самая близкая к оригиналу. Для себя я делю фильмы на две категории: экранизации и адаптации, от "перенести оригинал на экран" и "адаптировать оригинал под сценарий", при этом первое - это деконструкция первого уровня, второе - второго. Адаптация всегда, неизбежно, встретит критику, потому что не все будут в восторге назвать стол "стулом". Итальянский фильм "Ромео и Джульетта" и американский "Ромео + Джульетта" - одинаково блестящие фильмы, однако первый - экранизация - является признанной классикой и вообще, а второй - адаптация - до сих пор вызывает споры. Точно так же, как постановку "Макбета" с Маккелленом и Денч критиковать просто дурной тон, потому что это классика и вообще (а не только потому, что критиковать нечего), а фильм Куросавы "Кровавый Трон" по "Макбету" непрост для восприятия и приятия и вообще "Макбет" ли это (хотя критиковать в нем точно так же нечего). Надо, однако, осознавать одну простую вещь: деконструкция - это не вольное использование оригинального материала. Любой анализ - а мы условимся, что каждая интерпретация тоже является в своем роде результатом анализа оригинального произведение, поскольку без анализа невозможно интерпретировать, - всегда должен так или иначе оставаться в рамках анализируемого произведения. При этом важно, на мой взгляд, понимать еще одну вещь: любая интерпретация существует в двух ипостасях - как анализ оригинального произведения и как оригинальное произведение. Как анализ интерпретация является деконструкцией, как оригинальное произведение - совершенно необязательно, если оно не в жанре постмодернизма. Другими словами, фильм Куросавы мы можем рассматривать как интерпретацию Шекспировского "Макбета" и задавать себе вопросы, на какие составляющие Куросава разложил оригинал, что он заменил, что оставил, как перенес пьессу в условия другой культуры и голубого экрана, получилось ли у него это, осталось ли оно близко к оригиналу, или же оригинал был разложен на винтики, и так далее. А еще мы можем совершенно спокойно забить на Шекспира и анализировать "Кровавый Трон" как социально-критический фильм о самураях в шестнадцатом веке, который просто взял за основу сюжет бессмертной Шекспировской трагедии, как удобный для достижения поставленных целей. Собственно, конец вступления, переходим к "Шерлоку".

Что всегда делали и делают сценаристы "Шерлока"? А ничего принципиально нового. Они деконструируют. Говоря человеческим языком, они ломают стереотипы. Нам на данный момент показали три уровня дуконструкции, по одному на сезон. Все очень просто и здесь, идет деконструкция идеи "Шерлок Холмс". При этом, как бы они не перекручивали оригинал, они четко для себя определили, что из оригинала останется нетронутым. Я уже писала, что они снимают Дойля, как бы парадоксально это ни звучало. В основе всех сюжетов и характеров лежат сюжеты и характеры Дойля, и даже атмосфера современного Лондона неизбежно переплетена с викторианским духом - локации, декорации, цветовая гамма, вот-вот туман наползет. Да, они могут сколько угодно перемешивать ингридиенты Дойля и перетасовывать их до полной неузнаваемости, но рамки остаются нетронутыми. Сериал деконструируют Дойля, будучи, естественно, и анализом Дойля, и оригинальным произведением, как любая интерпретация.

В первом сезоне они остались на первом уровне дуконструкции, уровне знака или слова. То есть, они деконструировали то, "что" мы понимаем под Шерлоком Холмсом. Как говорил Гэтисс, "мы хотели стряхнуть с него пыль и развеять туман". Они даже не были первыми, кто это сделал, до этого уже была как минимум одна версия "осовремененного" Шерлока Холмса, если не ошибаюсь, в 50-ых. Берется знак, разбивается на обозначающее и обозначаемое, обозначающее меняется или заменяется: вместо плаща пальто, вместо трубки никотиновые иньекции, и так далее по всем пунктам. Меняется антураж Шерлока Холмса, все еще относящийся к знаку: век, технологии и прочая. Под эти перемены адаптируется сюжет. Причем адаптируется не по принципу "оставляем основу, меняем детали", а ровно наоборот. Не в "Этюде", конечно, "Этюд" вообще каноничен до неприличия и громких возгласов зрителя еще на середине фильма "да таксист же, ну ты че, книжек про себя не читаешь??". Однако в двух других сюжет получается практически оригинальным, а вот деталей из Дойля завались. Собственно, на этом вся эта жутко сложная казалось бы деконструкция заканчивается. Первый сезон - прост и каноничен. Это действительно детектив, причем не очень сложный, плюс экранизация дружбы Шерлока и Джона. По сути, это совершеннейший такой Шерлок Холмс и все. Однако уже этот первый уровень деконструкции разделил зрителей на тех, кому понравилось, и тех, кто посчитал это непотребством и плевком в святой образ. Так всегда бывает с адаптациями, как я говорила, это неизбежно. И на этом можно было бы остановиться и клепать по пять сезонов в год на сто серий. Однако они пошли дальше.

Второй сезон является деконструкцией второго уровня, того, "как" мы понимаем идею Шерлока Холмса. Это "как" в первом сезоне осталось нетронутым: детектив и приключенческие истории. Однако уже со звонком Ирэн на мобильник Мориарти в качестве обоснуя бассейна все пошло не туда. "Белгравия" не является детективом и крайне условно - приключенческой историей. Не все, что запутано, - приключение, и не везде, где есть трупы, - детектив. Понятие жанра Шерлока Холмса деконструируется, становясь внезапно то ли сатирой, то ли комедией, то ли мелодрамой, то ли черт знает чем еще. При этом параллельно у нас продолжают происходить более мелкие деконструкции первого уровня - например, Ирэн. Это путает, согласна. Появляется ощущение, что это как бы уже не совсем Шерлок Холмс. При этом, что блестяще, канона не стало меньше, его стало даже больше: больше деталей, а уж первая часть "Белгравии" так вообще чуть ли не дословный перенос "Скандала в Богемии" на экран. Однако понятие все равно пошатнулось. В "Собаках" это только усугубляется, в основом на сюжетном уровне. Во-первых, это не детектив. Это триллер. Во-вторых, вся канва у нас осталась каноничной - миф, имена, болота, Генри Рыцарь, hound; а вот принципиальные основы сюжета - родственник Генри, гоняющийся за его богатством с помощью живой собаки, - уничтожены на корню, причем нас запутывают именем Стэйплтон. Я бы даже сказала, что в "Собаках" знака Шерлока Холмса больше даже чем понятия, но это непринципиально. "Рейхенбах" же окончательно деконструирует детектив и приключенческую историю, заменяя ее криминальной драмой. Это практически фильм "Схватка" с де Ниро и Аль Пачино, и язык не повернется приплести сюда слово "детектив". И нет, это, конечно, не "Рейхенбахский водопад", воспринимать который как хоть какую-то драму я лично не могу. Ну, разве что как трагедию, ибо главгер умер вроде как.
Как и было неизбежно, кто-то отказался воспринимать такую деконструкцию. Кому-то сезон показался слабее, кому-то - менее каноничным, кому-то еще что. Если в первом сезоне сценаристы сломали стереотип о том, каким должен быть герой Шерлока Холмса, то во втором - чего ждать от фильмов о Шерлоке Холмсе.

Соответственно, в третьем сезоне нужно было идти дальше, деконструировать что-то еще. Но что? И они сделали ход конем. Ведь деконструкция - это метод анализа. И когда анализ уже деконструировал и знаки, и понятия, то ему больше не остается ничего, кроме как деконструировать... нет, не смысл. Смыслов бесконечное количество, как их деконструировать. Однако анализ всегда может деконструировать самое себя. Вообще, хороший анализ это всегда делает, в первую очередь для подтверждения своих же тезисов. Контр-аргумент как подтверждение аргумента. Вот они и деконструировали уже не Шерлока Холмса Дойля, а сериал "Шерлок". Другими словами, сломали наши стереотипы о том, каким должен быть этот сериал.
И в первую очередь уничтожили "любование гением за работой", незыблемое с самой первой встречи Джона с Шерлоком. Оказалось достаточным просто сменить POV, чтобы мгновенно разрушить всю стройную конструкцию. Самое большое, на мой взгляд, отличие - это течение рассказа, то бишь мыслительного процесса POVa. Много говорят о том, что рассказы слишком запутанные, все время прыгают туды-сюды... Ну, лично я вообще не вижу ничего запутанного. Флешбэки? Прыжки во времени? Замедления и ускорения? Ну мы ж не первый раз кино смотрим, все это было придумано давно и использовано много раз. Однако здесь действительно нарочито создается ощущение хаотичности рассказа (например, в третьей серии сцена с Мэри и Джоном на Рождество в доме Холмсов, которая прерывается двумя флешбеками из Бейкер-стрит, в то время как пустой дом, непосредственно Бейкер-стрит предшевствоваший, нам показали еще до Рождества. Понятное дело, что гораздо проще было показать линейно: пустой дом, разговор в квартире Шерлока, дом Холмсов.) Однако фильмы эти как бы рассказывает Шерлок. Очень интересно в этом плане посмотреть, как написан рассказ в блоге Джона от лица Шерлока, про алюминевую дубину или что там. Ровно точно так же. Его надо прочитать пару раз, чтобы понять, что где кому кто сделал. В отличие от остальных рассказов, написанных от лица Джона, где все идет по принципу "факт А - вопрос А - ответ А - факт Б - вопрос Б - ответ Б". Ну да, я считаю блог Джона продолжением сериала, и никак иначе, в нем, вон, объяснили почти все дела, упомянутые Шерлоком в "Знаке Трех", например. Так вот, Джон мыслит линейно, цепочкой, логично, потому что если события у него не выстраиваются в логическую цепочку, у него остается одно ХОЛМСШТАЭТО?? Шерлок мыслит совсем иначе, паутиной. Нам это даже показали: одновременное общение в нескольких окошках чата. Мы все так делаем. Мы все работаем сразу в нескольких вкладках, прыгая с одной на другую. Он так мыслит, потому что его мышление - ассоциативное, он постоянно обрабатывает огромное количество информации по параллельным каналам, почему и умеет в итоге связать все воедино, в отличие от Джона, который видит все то же самое, но не понимает, пока Шерлок не выстроит для него все в цепочку. Вот этот сезон нам, собственно говоря, так и показали. Прыжок туда, прыжок сюда... Шерлок вообще не очень правильный рассказчик, поэтому мы через Джона и переспрашиваем его по сто раз после его "очевидно же". Только тут Джон уже не переспрашивает: он не может переспрашивать в голове Шерлока, Шерлок эти вопросы удаляет сразу за ненадобностью. Поэтому, кстати, по сути-то сами истории оказались гораздо менее закручены, чем "Большая Игра" или "Белгравия" - мы должны понять их сами. Задача, в итоге, довольно проста, потому что нам сказали абсолютно все и выстроили историю ясно и понятно. Но не линейно, деконструировав таким образом свой собственный же способ рассказа историй из первых двух сезонов.
К тому же, некоторые столь любимые многими зрителями моменты из-за смены рассказчика ушли в тень. Читала, что, мол, броманса тут почти нет, что, Джону уже плевать на Шерлока из-за этой его Мэри? Мэри тут ни при чем. Тут даже Джон ни при чем. "Броманс" и "голубая тематика" упоминаются ровно два раза за сезон, миссис Хадсон еще до возвращения Шерлока и Магнуссеном с его "John Watson is your damsel in distress", причем второе упоминание крайне косвенно. И это после того, как в предыдущих сезонах Джон голос себе сорвал, доказывая всем, что он не гей. Куда оно исчезло, возмущаются многие зрительницы и немногие зрители. Никуда. Просто Шерлоку плевать с высокой колокольни, что там кто думает про него и Джона, поэтому эта тема в его мире не имеет ни малейшей релевантности, в то время как для Джона тема неприятная и раздражающая, и на каждое упоминание он реагирует бурно. Я понятия не имею, осознавали они это, когда писали, или это произошло само собой, стоило им начать писать из Шерлока, но вот такие незаметные на первый взгляд детали заставляют меня визжать от восторга. Но я немного отвлеклась от темы.

Вторая жертва деконструкции вытекает напрямую из первой. Это в мире Джона каждая история имеет начало и конец. В мире Шерлока все они связаны между собой, все они - часть его чертогов разума. В итоге, мы действительно получили не три отдельных фильма, как было с первыми шестью (которые, если опустить некоторые детали, можно смотреть отдельно и без привязки к другим, практически ничего не потеряв), а один большой. Это очевидно даже по тому, как начинаются вторая и третья серии - с обозначения временных рамок: "18 месяцев назад" и "я Шерлока месяц не видел". Уже невозможно отделить их друг от друга, потому что в первом случае возник бы вопрос "18 месяцев назад от чего", во втором "что было месяц назад". Также вызов Магнуссена на ковер правительственной комиссии произошел еще в первой серии, или сразу после нее - нам анонсировали комиссию бегущей строкой по телевизору, когда сообщали, что Шерлок жив (детали, детали, детали....) И вся история растягивается именно на три серии - история одного возвращения и одной женитьбы. Причем развивается она совершенно классически: условия задачи - весело - очень весело, но что-то не то - внезапный кризис - решение кризиса. Так снята половина фильмов и написана половина книг. Но разбив это на три серии, а сами серии расколотив на отдельные перемешанные куски, авторы не дали зрителю принять обычную позу - слушателя, которому рассказывают историю, - а заставили его самого сложить паззл. Паззл вполне простой. Но сам факт уже выбил почву из-под ног.
Ровно как и линейность мышления, и четкие рамки историй, Шерлоку чуждо разделение на категории. Нет, у него в голове царит порядок, все по полочкам лежит, однако все это, как я говорила, связано друг с другом, иначе он не мог бы выуживать нужное с разных полок и складывать их воедино. В мире Шерлока Холмса не может быть четких жанров: тут у нас детектив, тут у нас комедия, а теперь драма, а ну-ка все дружно достали платочки. Шерлок - это ходячая деконструкция сам по себе, он не принимает никаких конвенций и конструктов, зашоренность взглядов ему неведома, и проиллюстрировать это можно только полной деконструкцией самого кино. Вот мы и получили кино БЕЗ жанра. Народ ломает кучу копьев, пытаясь продавить свое видение жанра, но здесь нет жанра. Само понятие жанра противоречит деконструкции, которая призвана эти жанры редефинировать и разбирать на составляющие. Нет, то, что это драма - такая большая жизненная человеческая драма - это понятно, я это уже расписала. Но это не драма как жанр (хотя что такое жанр драмы, лично я вообще смутно представляю, ехехе). Здесь намешаны практически все жанры, которые в принципе существуют, а мы же помним, где чего-то бесконечно много, того там нет вовсе. Это первое, что я видела, безжанровое кино. Это даже не жанр постмодернизма - деконструкция здесь происходит в рамках анализа Дойля и анализа анализа Дойля, однако как самостоятельное произведение третий сезон никакой не постмодернизм и близко. Нельзя называть постмодернизмом все, где есть флешбэки и неоднозначный конструкт рассказа, ей-богу. Лично мне оно не мешает, ровно наоборот: в жизни жанров тоже нет. Но я понимаю, почему многие чувствуют себя потерянными. И это при том, что по сути-то история развивается довольно просто и классически, как я уже говорила. Но непонимание того, а какой реакции, собственно, от нас ждут, а надо нам смеяться или плакать, может напрягать, да. Без конструктов вообще трудно. Шерлоком быть трудно.
Кстати, возможно, в виде небольшого отступления, но тоже в тему отсутствия законченности и обособленности серий. По сути-то даже сам по себе сезон не является самостоятельной единицей. Он - это окончание "Рейхенбаха". "Рейхенбах" закончился только с отлетевшим самолетом... И, сцука, тут же пообещал вернуться, хехехе. Они все-таки дикие и взбесившиеся тролли. Они таки заставили людей продолжать обсуждать "расскажут нам каконэтосделал или нет". С первой минуты первой серии Шерлок пытается вернуться в мир-до-Рейхенбаха, и ничерта у него не получается. А потом он умирает, уже практически совсем по-настоящему, и возвращается туда, на крышу: синяя гамма (водопад, водичка, синенькое, вся сцена на крыше откровенно синяя засчет неба и света), враз сменившая привычную гамму "Последнего Обета", та самая музыка, что играла во время падения, ну и Мориарти с его "off you pop", конечно. Падение длиною почти в три года, возврат в отправную точку. Мне реально интересно, что они сделают с "Рейхенбахом" в четвертом сезоне. По идее, сейчас Шерлок вернулся в мир полностью, но вернул его туда опять же Мориарти... Тьфу, сама запуталась. О каких жанрах и линейностях повествования может идти речь, они размазались об асфальт сезон назад.

Последним, контрольным выстрелом деконструкции того, что мы привыкли считать сериалом "Шерлок", стали, как ни странно, эмоции. Я после первого просмотра "Последнего Обета" пребывала в глубоком ступоре, но совершенно не из-за истории. История там проста и взята точно из Дойля, просто таки опять почти слово в слово. Да и то, что с Мэри что-то не так, понятно было всегда. Я, правда, думала, что дело в ее семье, а не в ней, но с точки зрения сюжета это меняет немного. С точки зрения эмоций, однако, - еще как. В ступоре я была от того, что в рамках, в общем-то, развлекательного шоу они пошли на тотальный психологический пиздец, разнос и полный ахтунг. Наверное, убей они невинную Мэри, было бы как-то попроще. Я подумала, что поняла что-то не так, поэтому решила вынести вердикт, только пересмотрев. И оказалось, что я подумала о троллях даже лучше, чем они были, а я уже подумала о них плохо. Ведь по сути они нам в третьей серии, да и во всем сезоне, взяли и откровенно показали, насколько надломлены внутри все персонажи. Персонажи детективного сериала, в котором по определению не должно быть никаких психологических завихрений в головах главных героев, только у маньяков. Сцены на Бейкер-стрит с разговором на троих и прощание у самолета вообще смотреть невозможно, появляется ощущение, что их вот-вот или разорвет на куски, или они дружно лягут рядком и тихо испустят последнее дыхание. Этого определенно не должно было быть в сериале про Шерлока Холмса, и даже в сериале "Шерлок". Но оно там есть. И для этого хватило просто поставить их всех в кризисную ситуацию. Магнуссена ввести.
Тролли сделали очень интересную вещь в этом сезоне, с чертогами разума. Раньше у нас никогда не было прямого доступа к эмоциям Шерлока, настолько, что даже принято было считать, что эмоций у него нет. То, что они там есть, очевидно было с первого сезона. Равно как и чувства, и даже, о ужас, сантименты. Но показывали нам их через отражение - Джона. По сути, нам даже не показывали мышление Шерлока, только отражение в его словесных объяснениях. Единственной попыткой были те самые чертоги разума в "Собаке", однако там, как оказалось, все было слишком просто и графично. Его мышление и его эмоции так или иначе оставались для нас некоей энигмой, тайной, как сказала миссис Хадсон, кто ж там знает, что происходит в этой странной голове. Ну вот. Теперь мы знаем. Во всех подробностях. И оказалось, что в чертогах разума у него - этой мыслительной машины - эмоции. Чувства. Сантименты. Собачка усыпленная, второе "я" на цепи, язвительный старший брат. А еще нехилое воображение - вон как живо представил себе свой собственный труп. То есть, чертоги разума оказались практически альтернативной реальностью. Были ли они такими в предыдущих сезонах? Конечно, собака там явно еще в глубоком детстве оказалась. Играли ли они такую роль? Нет. Критики "очеловечевшегося" Шерлока правы - в третьем сезоне он определенно испытывает намного более сильные эмоции, чем раньше. Потому что раньше его мир был замкнут и стабилен: Майкрофт, Джон, работа, Бейкер-стрит. Женщина, конечно, выбила немного из колеи, но в целом все надежно, никаких стрессов. Потом случился Ричард Брук, и весь этот устойчивый мир рухнул к чертям. И оказалось, что его нужно строить заново. Мы никогда еще не видели Шерлока "не в своей тарелке", этого не было в сериале и не должно было быть, как считали мы. "У него всегда есть план". Но мы теперь знаем, что тролли делают со всем, чего "не должно быть" - они именно это и делают ("Шерлок не может любить танцевать", и обана). И этим самым вдруг объясняют нам, а почему, собственно, и Майкрофт и Шерлок так пренибрежительно отзываются об эмоциях. Да потому что мешают. Откровенно мешают думать и жить, становятся pressure point, которой у братьев Холмс быть не должно. Самая банальная точка давления из всех возможных - любовь. О любви этот сезон, о ней самой. Дружбе, приятии, прощении и всей неотрывно с этим связанной боли.
Сравните чертоги Шерлока с чертогами Магнуссена. Вот где чистый разум, вот где все категоризировано, четко, понятно, удобно и практично. Никаких собачег да Молли, одна сплошная картотека. Мы ценили Шерлока за холодный разум, не помраченный никакими человеческими глупостями вроде эмоций? Они и показали нам то, чего мы хотели: человека с ледяным разумом, свободным от каких-либо эмоций, кроме, разве что, садистского удовольствия. Вот они, идеальные чертоги Разума - пароли, явки, телефоны. Более того, они пошли дальше и показали, что таки да, такой разум всегда будет сильнее того, кто способен чувствовать. Циник, плюющий на всякую мораль и другие ценности, навязанные социумом. Отлично функционирующий социопат. Только почему-то никому бы не захотелось смотреть сериал про Магнуссена. На его фоне Шерлок - ну совсем человек, сплошные переживания, чувства, страхи, фи. Вот он, пик деконструкции. Деконструкция образа социопата. Только это не "другой" Шерлок, это тот самый, просто в кризисной ситуации, в "Рейхенбахе" он делал все то же самое. Здесь нам очень наглядно показали, просто носом ткнули в то, что нам казалось таким привлекательным. Ну, кто-то посчитал такого Шерлока теперь скучным. Ну что я могу на это сказать. Ну, вкусы... Я не знаю, как может не нравится Человек.

Самое забавное то, что через деконструкцию собственного сериала они вдруг вернулись к канону гораздо в большей степени, чем было во втором сезоне. Шерлок в третьем сезоне - это он и есть, тот самый Шерлок Холмс из книжек. То есть, деконструкция прошла полный круг, вернувшись обратно к оригиналу, только с другого боку и на новом витке. Странная, странная вещь этот третий сезон. Но какая-то... гениальная, что ли...
Если же говорить про то самое банальное "понравилось - не понравилось", то я могу сказать так. Нравились мне первые два сезона. Вот они мне реально откровенно нравятся, я получаю от них кайф, от того, как это сделано и снято и написано и сыграно и вообще. Третий сезон я люблю.

В конце хочу отметить одну очень интересную штуку. И даже сама не знаю, как ее пояснить. Да, на западе тоже есть люди, хоть и немного, которым первые две серии третьего сезона понравились меньше, чем серии сезона второго. Причем единственная претензия их всех - это отошедший на второй план детектив. Никого не пугают и не возмущают фейковые истории, отсутствие ответа на вопрос каконэтосделал, постмодернизм, никто особо даже не обсуждает четвертую стену, которая не то, что не была разбита, а не была даже затронута, на самом-то деле. Рейтинг у сезона выше, чем у обоих предыдущих, оценки выше, отзывы более хвалебны. На IMDВ все три серии имеют рейтинг выше девятки, а последняя - вообще 9,7. А сайт этот я люблю потому, что на нем сидят очень разные люди, так что списать все на фанаток Камбербэтча не получится: мужиков около тридцати там в три раза больше чем женщин, а уж юных дев там вообще четыре процента. Это я к чему. Это я к тому, что в Британии (про Америку судить пока не берусь, потому что у них еще не было официального показа) сезон был воспринят откровенно на ура, и попытки Гардиана потроллить Моффата выглядели откровенно жалкими. Однако русскоязычный фандом разделился напополам, причем разделился нервно и громко. Фильмы настолько британские? Британцы более привычны к постмодернизму? Тот самый британский подход к драме, о котором я говорила? Или они видели гораздо больше экранизаций Шерлока Холмса, чтоб относиться ко всему более открыто? Не знаю, не могу ответить на этот вопрос. Но тенденция интересная. Однако могу сказать другое: если вы называли какое-то кино "умным", то, наверное, имеет смысл при просмотре следующих серий спросить себя, "а что умного здесь", а не сразу сказать "фу, это уже попкорн... простите, не торт". Третий сезон определенно самый сложный из всех, да. Первые два можно было смотреть походя, этот уже нет, этот требует к себе внимания. Но после всей той истерики, что случились после второго сезона, думаю, тролли имели право потребовать внимания к СЕБЕ и к СВОЕМУ творению, а то все внимание как-то уходило у фанатов на себя и свои домыслы. И сделали тролли это самым безаппеляционным образом: мы хотели умное кино, они его и сняли. Так вот, в четвертом сезоне, пожалуйста, дорогие тролли, сделайте что-нибудь такое же мозгодробительное, а? Деконструируйте еще чего-нибудь, что ли... Ну очень уж хочется.
nel6: (tempting girl)
Мне понадобилось просмотреть третью серию три раза, чтобы окончательно убедиться в своих выводах, и, чтобы не пойти пересматривать в четвертый, я лучше их выложу. А потом я брошу это занятие и буду снова писать о лифтах и прочих радостях жизни. Вон у нас в доме апокалипсис местного масштаба, например, с перфоратором.

На улице Лейнстер Гарденс действительно есть, точнее когда-то были, два дома, 23 и 24. От них действительно остались одни фасады - когда прокладывали самую первую линию метро, дома потребовалось снести, чтобы в туннели попадал воздух, необходимый в условиях дымящих паровозов. Технологии ушли далеко вперед, однако туннель и фасады остались нетронутыми. Это "пустые дома". И эти пустые дома являются ничем иным как символом всего третьего сезона. Сезона Драмы имени "пустого дома с красивым фасадом". И с проекцией лица счастливой невесты на стене.
От третьей серии все ждали драмы, в том числе и я, она была неизбежна. Однако на первый взгляд она менее серьезна, чем представлялось. Никто не умер, Шерлок снова вернулся с востока, а клиффхэнгер совсем не так жесток, как был прошлый. (Краткое отступление №1: Вообще, по сути, никакого клиффхэнгера здесь нет вовсе. И, думаю, это сделано специально и крайне умышленно. Этим сезоном сценаристы надавили на все болевые точки фанатов, сердечно заверив их: "да, мы не собираемся давать вам то, чего вы хотите. Объяснять каконэтосделал, выжимать из актеров реки слез, выписывать дедукции по девяносто минут на серию в девяносто минут, убивать Мэри и возвращать Джона на Бейкер-стрит, по крайней мере не сейчас, и так далее, и тому подобное. Если вас это не устраивает, спасибо, что были с нами так долго, надеюсь, первые два сезона вас еще не раз порадуют, для вас мы спокойненько сделали вид, что сериал закончился, Шерлок улетел, а все, что после титров - шутка, не принимайте всерьез, и больше себя не мучьте. Мы не заставляем вас ждать четвертый сезон жутким клиффхэнгером." Жестоко, наверное, но, поскольку я не в числе разочаровавшихся, меня такая постановка вопроса отнюдь не обижает. Обижает ли разочаровавшихся - сказать не могу, надо их спросить. Конец краткого отступления.) Все кажется намного лучше Райхенбаха, после которого вообще ничего не было ясно, там были слезы, могила, чувство дикой несправедливости и, конечно, вопрос века каконэтосделал. Однако кажется это только на очень первый взгляд.
Драма Райхенбаха была театральной. Можно даже сказать словами самого Шерлока, театральной постановкой. Причем совершенно неважно, кто ее поставил, действительно Шерлок с братом, или Мориарти, или хоть Молли Хуппер. Важно не как, а что. Кричащая девочка, история про рыцаря Хвастуна... (Краткое отступление №2, их тут будет много: рыцарь Хвастун, о котором с таким актерским талантом рассказывал некто Ричард Брук, прославился убийствами драконов, Майкрофт в "Последнем Обете" называет Шерлока "Убийцей драконов". У них ничего не бывает просто так, и дело далеко не только в Смауге. Тем более, что Шерлок "еще понадобится, потому что может появиться дракон". Ричард Брук - актер, которого Шерлок Холмс нанял, чтобы сыграть Мориарти. Фото Мориарти на экранах? I leave you to your deductions. Конец краткого отступления.) Так вот, девочка, рыцарь, псевдоподстреленная миссис Хадсон - классика жанра, душераздирающая сцена на крыше, красивейшее с нее падение, черный надгробный камень, бледное лицо героя, глядящего вслед убитому горем другу. Театр. Прекрасный такой театр в духе Шекспира, с той лишь разницей, что герой не помер. И фасад у этого театра - каконэтосделал. Это уже начало нового сезона. Только герои об этом еще не знают.

Когда слишком смешно и весело, вплоть до абсурда и терминов "буффонада", "бурлеск", "цирк с конями", "клоунада", "кривляние", "поругали святое", обязательно стоит напрячься. Потому что где-то в невидимых кустах засело невидимое пианино, которое очень тихо, но настойчиво ведет одну, крайне неприятную мелодию. В прошлом посте я писала про драму в первых двух сериях, но сейчас я о другом, сейчас я о Драме всего сезона. Уже не театральной, а самой что ни на есть настоящей.
Вернуться можно. Даже с того света. И, хоть тебя и затрахают вопросом кактыэтосделал, при уме и некоторой доли удачи можно отделаться и от него. Нет, наверное, там, в ресторане номер два, Шерлок искренне хотел рассказать Джону, каконэтосделал, но на тот момент Джону было как-то не до того. Ну, его можно понять, он не фандом, он реальный друг этого летуна, он не решал эту загадку два года, и технический вопрос может подождать, у него есть вопросы поважнее. Проблема в том, что когда в Джоне, наконец, просыпается любопытство, Шерлок уже ушел дальше. Теперь уже ему не так принципиально похвастаться каконтакойумныйэтосделал, ему хочется жить дальше, быть Шерлоком Холмсом, детективом, пусть даже в смешной шапке. Вопрос маловажен, но повисает в воздухе ровно так же, как повис в форумах фандома. Только вот вернуться к нему уже как-то... мелочно, что ли. Ведь все хорошо, подготовка к свадьбе, новые дела, и вообще кто былое помянет. Тем более, что сцена в вагоне уже была. Сцена в вагоне, сцена дружеского прощения перед лицом смерти. Не простить было бы опять же мелочно, что там. А после? Ну кто ж забирает такие слова обратно, тем более, что, слава богу, выжили, и снова есть будущее с Мэри и Парламентом. Прощение искреннее, кстати, абсолютно, Джон Ватсон не врет, он там один не врет, из принципа, видимо. Фасад - он бывает очень убедительный, настолько, что даже его владелец поверит. Только это все равно фасад. И там, глубоко внутри, Джон, уже переживший - именно переживший - смерть своего друга, немного не верит. И Шерлоку, и самому себе. К тому же, у него появилась другая жизнь. Чудная будущая жена, которая его понимает, поддерживает, любит. Которая готова ради того, чтобы быть с ним, убить. Даже его лучшего друга. Правда, тогда он об этом еще не знает. Нет, не то, чтобы Шерлок стал неважен, конечно же нет, он лучший друг и всегда им будет, он все так же интересен и эксцентричен, он все так же связан с опасностями и приключениями. Просто появилась еще и другая жизнь.
А у Шерлока - не появилась. Don't get involved - лучший совет всемудрого Майкрофта Холмса своему глупому младшему брату. Только вот Шерлок инволвд уже давно. Джон засел в его чертогах разума плотно, и никуда от этого не деться. Наверное, не надо было этого допускать, но с другой стороны чем жить как Майкрофт... Ну там, золотые рыбки и все такое... Новая жизнь Джона - это трещина. По сути, какая разница, на Бейкер-стрит он живет или нет. По крайней мере, это не играет роли в веселом угаре мальчишника и довольно дикой свадьбы. Однако в начале третьей серии на Бейкер-стрит нет не только Джона, но и его кресла. Трещина, которая после вагона и прощения должна была исчезнуть, как-то только углубилась. Это, конечно, еще пока не история миссис Хадсон и ее лучшей подруги, но, мы же помним, здесь ничего не бывает случайно.

В этом сезоне нам показали мир Шерлока. Предыдущих два - это мир Джона Ватсона, который вертится вокруг Шерлока. Но это не мир Шерлока. Мир Шерлока здесь. Диковатая семейка матриархата. Чудовищно сложные отношения с Большим Братом. Бешеная скорость мышления, когда за две секунды падения бокала или три секунды падения самого Шерлока на пол он видит и продумывает то, что режиссер нам показывает в течение десяти минут. Рваное восприятие мира, скомканное и резкое. Портрет черепа на стене. Укромные местечки за часами Биг Бена и в "пустых домах". И чертоги разума, в которых за рацио отвечает Большой Брат, за спокойствие - комната с усыпленным обожаемым псом, а за контроль - камера викторианской психушки с маньяком-демоном в цепях (Краткое отступление №3: и чего народ так заистерил на тему, жив Мориарти или нет, в упор не понимаю. Какая разница, жив он, мертв, воскрес, или это его брат близнец, или хитрая схема Майкрофта, а то и нового маньяка, да хоть Ирэн Адлер, это все ерунда. Загвоздка не в настоящем Мориарти, а вот в этом, в нутре Шерлока, его страхи, его контроль, его другое "я". Вот это важно. А не глупая картинка на экранах. Хотя к ней я еще вернусь. Конец краткого отступления.) Теперь, я думаю, уже всем очевидно, зачем Шерлоку так нужен Джон. Хотя фасад у мира Шерлока прекрасен, тут не поспоришь, и шафер, и лучший друг, и герой-спаситель, и любимец нации, и даже от ненавистного мюзикла с предками удалось отлынуть.

Фасад мира Джона тоже прекрасен. Свадьба, любимая женщина, ребенок скоро появится, лучший друг жив-здоров, и вообще полный Крисмас. Правда, ему все еще снится война и тот, старый, дорейхенбахский Шерлок. Да и внутри оно, конечно, гложет. Ну, вы знаете, каконэтосделал, а главное таки зачем. Но ведь уже простил, куда уж тут, да и вообще по-детски это как-то. Что Джон Ватсон умеет - так это прощать. Полностью или нет - другой вопрос. Но как мужчина, он умеет брать на себя ответственность и принимать это непростое решение простить. Да и жена так чудно ладит с лучшим другом. Правда, ладит, как оказалось, немного с умыслом, чтобы лучший друг не вздумал копнуть, но этого он тоже пока не знает.
А теперь можно о Мэри. Хотя... О Мэри, как раз, многое не скажешь, потому что все лежит на поверхности. У Мэри пять лет назад появляется Новая Жизнь. А потом появляется муж. Отличный муж. Любящий, заботливый, незаурядный. Правда, вот проблема, мертвый друг оказывается вполне себе живым, а такой друг - всегда опасность для той Мэри, безымянной Мэри АГРА из Старой Жизни. Но она быстро с ним ладит, тем более, что парень клевый, а еще очень хочет помириться с Джоном, и если ему в этом помочь, то будет ей благодарен и все такое. Так что все нормально, жизнь наладилась, демоны прошлого не беспокоят, выходи замуж, рожай, радуйся жизни. Только вот незадача, Шерлок, оказывается, слабое место Майкрофта. А Майкрофт, к сожалению, самый влиятельный человек в стране. В которой есть еще один самый влиятельный человек, очень желающий загнать под свой каблук первого очень влиятельного человека. И, что хуже всего, знает, как это сделать, потому что у слабого места самого влиятельного человека есть любимый лучший друг, без которого этому слабому месту откровенно хреново вплоть до слуховых галлюцинаций. А еще у него есть информация на Мэри, круг замкнулся. Мэри честно пытается решить вопрос сама, и, что характерно, решила бы. Но прошлое всегда нагоняет, поэтому именно в этот час в офис "вопроса" вламывается слабое место Майкрофта, да еще и в сопровождении любимого мужа.
Вы знаете, я тоже слабо верю в то, что она вот вообще совсем не собиралась убивать Шерлока. Она постаралась его не убить, но если б он таки помер, она бы вены резать не стала. Потому что ей по большому счету плевать на Шерлока, она не может потерять свою Новую Жизнь с Джоном, это смысл ее существования, она действительно любит, а любящая женщина - существо, способное на все. Поэтому она и берет пистолет с собой в "пустые дома", на случай если Шерлок как дурак упрется. Но Шерлок не дурак, а Джон верит Шерлоку и идет вместе с ним. Фасад падает, остается только чудовищная голая правда. Почему Шерлок Мэри защищает, почти уговаривает Джона, впавшего в неадекват (и вполне по праву) простить ее? Ну, во-первых, Магнуссен. Магнуссена надо убрать, и Мэри на их стороне может как-то этому помочь. А во-вторых, Шерлок, нихрена не смыслящий в любви, как ни странно понимает, что Джону нужна именно эта женщина, вот такая, какая есть, чтобы Джон окончательно не развалился на части и сам не превратился в сплошной фасад. Все очень просто. А Джон - мужчина, взявший на себя ответственность за эту женщину и, о ужас, умеющий прощать, хотя бы внешне, - соглашается. Вон, сообщество потрясают возмущенные комментарии, что Джон - предатель, не бросил эту суку, подстрелившую Шерлока. Жизнь сложная штука. И эта сука - его любимая женщина, беременная его ребенком, и он, солдат, дал слово, взял на себя ответственность за нее. Если бы он не мог простить ее, он в свое время не смог бы простить Шерлока в вагоне, причем обоих почти полностью. Психотип такой. Бывает. Хороший, на самом деле, психотип. Только вот влипает вечно по самое нимагу.

А кто ломает все эти чудные фасады трех "пустых домов" Шерлока, Джона и Мэри? Бизнесмен. Настоящий такой, из тех, у кого ничего личного, только бизнес. Злодеи в кино и книгах делятся обычно на две категории: скучные (предсказуемые, недалекие, или слабые, нехаризматичные, или Воплощенное Зло, или закомплексованные маразматики, стремящиеся завладеть всем миром) и классные (умные, эксцентричные, хитрые, уверенные в себе, чувствующие свою силу и ее границы, блеск!). Когда убивают скучных - это даже не вставляет, и так было понятно, что помрет, да и поскорей бы уж, зевать тянет. Когда убивают классных - всегда немного жаль, потому что было круто, и вообще bad guys are hotter. Вон какой Мориарти, а! Радуешься каждому появлению хоть в виде бреда! Но вот Магнуссен - это Высший Пилотаж злодея. Он из категории классных злодеев, бесспорно. Однако когда Шерлок говорит, что ненавидит его, не нужны никакие объяснения. И как же отчаянно всю серию хочется убить его самым зверским способом, чтоб эта гадина исчезла с лица земли раз и навсегда. Эта мерзкая, отвратительная гадина, этот садист, это чудовище, страшное и опасное, по-настоящему. (Краткое отступление №4: какая роль, какой типаж, какая игра. Вот как надо играть мастермайндов. Так, чтоб бояться каждого его появления, так, чтоб ненавидеть, словно он настоящий. Роскошная и омерзительная роль. Конец краткого отступления.) В каком-то дневнике прочитала возмущенный коммент девы с повышенным уровнем гормона справедливости в крови: "а меня покоробило, что Майкрофт замял убийство Магнуссена, ведь по сути ничего такого плохого тот не сделал". Вот что делает демократия, гыгыгыгы))) "Ничего такого плохого". Да, он не убийца, даже почти не преступник. Почти честный человек с почти честными трудовыми доходами. Все его преступление сводится к полному, абсолютному отсутствию какой бы то ни было морали. Всего лишь. Только вот такие люди для общества страшнее любого маньяка. Потому что они совершенно законно разрушают человеческие жизни ради денег. Он просто... разрушает фасады, выставляя на всеобщее обозрение уродливые туннели самого сокровенного и выстраданного, и для этого ему действительно даже не нужны доказательства (Краткое отступление №5: помните Джима? "Я прочел это в газетах, значит, это правда. Я люблю газеты, они как сказки. И довольно жуткие." И это не выдумки, это реальная жизнь реальных людей. Я еще не говорила, что это социально-критическая серия? Это социально-критическая серия. А еще, кроме Магнуссена, в ней есть Майкрофт. А Майкрофт... Это вообще страшный человек. И такие как он. И это я знаю уже по личному опыту. Страшный потому, что в отличие от Магнуссена у него есть мораль. Только иногда лучше бы ее не было. Конец краткого отступления). И да, Магнуссен не Мориарти, он пулю в башку себе не пустит. И да, его невозможно победить. Никак. Ни умом, ни хитростью, ни дедукцией. Особенно этого, с его поразительной памятью. И да, Мэри права, таких как он надо убивать. И да, это - убийство невинного человека, со всеми вытекающими. Жутко очеловечившийся Шерлок поступает ну совсем как человек, причем даже своими руками в отличие от канонического Холмса. И он герой, и он преступник, и с этим теперь придется смириться.

Этот сезон - это Драма, товарищи. Это охеренная, чудовищная, многоуровневая, британская драма с веселым комедийным цирковым фасадом, как всегда на Туманном Альбионе, и дырой за ним. А может не дырой, а камерой викторианской психушки.

Знаете, что самое смешное? То, что, как мне кажется, Джон Шерлока таки простил. Целиком, полностью, до самой глубины души. В тот момент, когда Шерлок пристрелил эту гадину и, становясь на колени перед вертолетом, передал привет Мэри. Другими словами, выполнил свой последний обет, таким образом наконец-то по-настоящему, целиком, полностью, до самой глубины души прося прощения. Какая ирония. Моффат и Гэтисс ставят все на свои места. И дают нам душераздирающую прощальную сцену у самолета (в которой некоторые фанаты увидели "слишком спокойного Джона", боже мой, эмоции и чувства - это только когда рвут на себе волосы, что ли? Как можно настолько не читать интонации и глаза, я уже молчу про не знать про оскомину набившую показушную холодность англичан, идеальным представителем которых Джон и является? Конец краткого отступления номер черт-его-знает). Молодцы Моффат и Гэтисс, чо.
Хотя нет, есть кое-что смешнее. Уже действительно смешное. Мориарти. Причем опять же совершенно неважно, живой ли, мертвый, он, не он, пох. С Мориарти начался сериал. С нанятого им маньяка. Мориарти сплотил Шерлока и Джона. Мориарти заставил Шерлока рисковать жизнью ради Джона. Мориарти, одна его рожа, вернула Шерлока из смертельной миссии. И когда в итоге в четвертом сезоне именно Мориарти - живой, мертвой, близнец, новый злодей, пользующий темный облик, неважно, - окончательно сплотит Шерлока и Джона обратно, я буду ржать как сумасшедшая и жутко гордиться тем, что все же оставила себе вот эту аватарку. Ничто так не сплочает людей, заставляя забыть обо всем, как старинный общий враг. Мориарти есть, щасте есть, ура, товарищи!

В окончании этого немилосердно нудного и длинного опуса я хочу сказать одну вещь. Самое крутое, чего Моффат и Гэтисс достигли своим сериалом, - это то, что все зрители, или как минимум фанаты, сумели почувствовать себя читателями девятнадцатого века, которые точно так же сходили с ума, строили теории, терроризировали автора, носили траур по умершему Холмсу, искали несостыковки в сюжетах и наверняка ломали копья в салонах, как фандом на форумах. Это блестяще, просто блестяще.

Ну и последнее. Капс как иллюстрация того, почему я пересматриваю серии по многу раз. Нет, не только ради удивительной игры всех актеров. А еще и потому, что вот такое. Билборд. Читайте надпись на билборде. Девятая минута фильма.
vlcsnap-2014-01-13-17h00m32s235
nel6: (mystirious girl)
А вообще я вчера чуть в лифте не померла. От страха. Съежала вниз, двери закрылись, и он начал прыгать. В прямом смысле слова, ехать вниз как-то рывками. Два этажа ехал минуты три. То есть, проехать мне надо было пять, но я бегом нажала на третий дополнительно, на четвертый уже не успела, долго стояла в ступоре и истерике. Нажатие кнопочки "СОС" дало дикий визг во всем здании и полное его игнорирование всеми его обитателями. И вы знаете, к чему я пришла после этого? Думаете, что-то вроде "жизнь прекрасна"? Фигня это все. Завещание надо написать, вот что. А то мало ли.
nel6: (eye)
Я думала написать "про сезон" после его окончания, но поскольку совершенно очевидно, что после окончания там можно будет выражаться только междометиями в спектре от "пля, это прекрасно" до "сцуки", лучше я напишу сейчас. Это не значит, что я не напишу после серии, конечно, смотрите последний тэг. Но сейчас получится более внятно, я думаю. И более по порядку. Не смотревшим не читать. А так, сумбур, как всегда, и все, как всегда, для себя.

О столь резонансном "Пустом гробе" (катафалк - такое страшное слово...) и еще более резонансном "Знаке трех".

Прошло почти две недели обсуждений, и до меня, наконец, дошло, почему многим первая серия так не понравилась. Я порой большой тормоз, да. Я искренне искала главную претензию в, собственно, самих высказываниях, а оказалось, что искать надо было как на тех свадебных фотографиях из "Знака Трех" - не того, что на них, а того, чего в них нет. Не то, чтоб меня так волновало мнение недовольных, как говорится, тебе нравится и радуйся. Просто фандом оказался на редкость неглупым, в целом. Это большая редкость. Да, иногда некоторые несколько... перегнули палку, например я своими глазами читала пост какого-то чувака, который, чтобы проверить состоятельность способа убийства в "Знаке Трех", на полном серьезе надел тугой пояс, посидел не двигаясь, а потом вогнал себе в поясницу иглу. Чиста эксперименто. Кстати, завершившееся счетом один-ноль в пользу сценаристов. Такое, конечно, редко увидишь. Фанаты всегда на многое способны, но чтоб так... Но это исключения. А в целом же фандом достаточно адекватен. Однако почему-то принципиально разделился на два лагеря, причем дико враждующих между собой лагеря под кодовыми названиями "Гэтисс - гений" и "Гэтисс - дурак". "Дурак" - это кодовое название, СИЛЬНО смягченное. Моффату досталось тоже, но поскольку автором "Пустого гроба" является Гэтисс, ему прилетело сильнее. Почему же? А потому, что Гэтисс очень жестко и грубо поставил фандом на место. На место простого зрителя. Не на место зрителя привилегированного, пересмотревшего два сезона стописят раз, разобравшего каждую сцену на детали, придумавшего себе свое собственное продолжение, написавшего кучу постов и фиков, сломавшего не одно копье, доказывая, что его версия того, каконэтосделал, самая правильная, возомнившего себе, что все понимает в персонажах, отношениях с каноном, жанре, и, главное, решившего, что теперь сценаристы должны ему много чего. При этом, как ни парадоксально, хотел этот зритель очень простого: он хотел простую историю возвращения, простую драму, простое объяснение каконэтосделал, потом запутанную детективу, поимку преступника, фанфары, следующая серия. Другими словами, этот зритель хотел возвращения в старые сезоны. Ведь он два года ждал! Он имел право получить то, что ему давали до того, плюс побольше драмы, потому что мы любим драму, а "Рейхенбах" был такой драмой (аж целых сорок минут... на шесть серий). Так вот, обычный зритель - он всего этого не делал. Что сделал обычный среднестатистический зритель канала ВВС после "Рейхенбаха"? Он довольно хрюкнул, почесал затылок, сказал "круто" и забыл на два года, чтобы спокойно посмотреть новую серию когда придет время. И простой зритель два года жил легко и просто, наслаждаясь другими сериалами или фильмами, или чем там, может даже пару раз пересмотрел серии по ВВС3, и превдкушал крутое кино в дальнейшем. А тем временем фандом сходил с ума, постепенно присвоив себе и героев, и сериал, и право на единственно верное мнение. И что сделал Гэтисс? Гэтисс снял кино для обычного британского - британского, это очень важно, - зрителя, как следует вмазав фандому по всем больным местам. И при этом не заигрывая с фандомом, как фандому показалось, а ровно наоборот. Меня так забавляет это, "ах, они заигрывают с фандомом вместо того, чтобы дать мне то, что я хочу!!!". Парадокс-с, вам не кажется? Мне, вот, кажется настойчиво.

Каконэтосделал и все-все-все на крыше, а также фандом.
Самое смешное в том, что Гэтисс и Моффат действительно безумно любят Конан Дойля. Я не поленилась, я специально пошла и перечитала "Пустой Дом". Холмсовское объяснение. И долго ржала, перебудив весь бассейн. Читала я там, а не то, что вы подумали. Знаете, почему? Потому что они сняли ровно то, что написано в книге. Вплоть до так волнующего фандом вопроса, а почему застрелился Джим. Согласна, вопрос хороший. В отличие, например, от вопроса "почему Шерлок два года мучал Джона". Это глупый вопрос, потому что это ясно не только в фильме, но и в книге. (Кстати, вы не задавались вопросом, нахрена Холмс три года не связывался с Ватсоном, если в его случае Моран знал, что он жив? Моран. Не Молли. Не бездомные. А та самая сеть Мориарти. Я, вот, не задаюсь. Потому что "Дом" не о том.) А вот про Джима хороший вопрос. А ответ прост: потому что он - Мориарти. Посмотрим на Мориарти в книге: серьезный профессор с именем, явно богатый человек, мастермайнд криминала всего Лондона. Что бы на его месте сделал нормальный человек в условиях охоты на него Холмса? Свалил с деньгами. Что делает Мориарти? Впадает в неадекват и зачем-то мчится мстить Холмсу, ставя себя под угрозу. Аж в Швейцарию. Шерлок-обсешн? Она самая. Но ладно, допустим, он хочет отомстить. Более того, он, вроде, ведет себя очень умно: выманивает Холмса к водопаду, избавляется от Ватсона и сажает в кустах Морана с ружьем. Что сделал бы, опять же, нормальный человек? Спокойно дал Морану Холмса пристрелить. Сразу. Что делает Мориарти? Зачем-то, совершенно непонятно зачем, ставит под угрозу собственную жизнь, чтобы доказать кому-то непонятно кому, что он может взять верх над Холмсом. Мозгами не получилось, так хоть в борьбе. И, как последний идиот, мрет. Что это, глупость? Но он же такой умный. Джентельменство? Дал врагу равные шансы? Нет, ибо Моран. Death wish? Круг замкнулся. Эти люди снимают Конан Дойля. Только они все-таки проработали характер Мориарти, сделав его террористом-смертником, а не просто способом красиво убить надоевшего всеобщего любимца. Ну, правильно, ведь Дойль писал свое, а Мориарти уже давно достояние общественности.
Кстати, я совершенно не удивлюсь, если в завтрашней серии они внезапно все свяжут воедино и пояснят поведение Джима. Более того, у меня есть все причины быть в этом почти что уверенной. Я одна заметила, что галстук Магнуссена подозрительно напоминает галстук Джима на крыше? Абсурд, я знаю, и сама же посмеюсь, если таки да. Но зная, что у этих людей ничего не бывает случайно, даже на уровне бессознательного, не отметить эту деталь не могла. Но дело не в том. Дело в том, что даже если они все пояснят и свяжут воедино, Дойля они уже сняли. Пусть и даже в виде версии, представленной Андерсону. И это действительно круто. Это заставляет копаться в сериале бесконечно, потому что дух, детали, сюжеты, фразы Дойля лезут тут отовсюду в самых неожиданных видах и местах. Я хотела написать кучу всего, и про "Пустой Дом", и про другие цитаты, но не буду, потому что внезапно появился человек, который с дотошностью маньяка разобрал каждую сцену и все расставил по своим местам. Как приятно, когда за тебя не только делают твою работу, но делают так, как ты никогда бы не сделал. Почитайте, там интересно.

Однако же вернемся к, собственно, главному, каконэтосделал.
Вернемся к двум типам зрителей: обычному и фанату. Что подумает обычный зритель после просмотра этой серии? Про "британство" я скажу чуть ниже, пока не трогаем эту тему. Обычный зритель, ни черта не знающий про фандом, увидит в этом критику массмедия и модного увлечения под названием "фанатизм". Да, зритель может не знать про фандом "Шерлока". Однако все уже знают, что такое фан-клуб, и особенно то, что он есть у каждого мало мальски известного человека. Фан-клуб Шерлока Холмса, знаменитого детектива в смешной шапке? Ну разумеется, а куда же без него? Потом детектив помер. Да еще как! И два года фикциональный мир сериала сотрясался сенсацией за сенсацией. Я прямо вижу эти заголовки. "Псевдо-гений перед самоубийством убил своего актера Ричарда Брука!". Это если тело нашли. Если тело не нашли, то "Актер, нанятый псевдо-гениальным детективом, таинственно исчезает! Эксклюзивные материалы". Потом "Полиция снова открывает дело псевдо-гениального детектива! Кто за этим стоит?". И так далее, вплоть до того, что нам показали, "Псевдо-гений совсем не псевдо, да и псевдо-Мориарти тоже, как полиция допустила и кто понесет ответственность?". Улавливаете? Это именно то, что происходит в нашем мире после смерти любого относительно публичного человека, особенно если смерть подозрительная хоть чем-то. А параллельно сумасшедшие, с точки зрения простого обывателя, фанаты выдают свои безумные версии о том, что псевдо-детектив и вовсе не помер. Обычный зритель еще посмеется, вот до каких безумных идей дошли эти психованные фанаты.
Что видит не обычный зритель, а фанат? Фанат внезапно видит себя. И видит, как, мягко говоря, нелестно о нем думают сценаристы. Вы хотели слэша, писали его тоннами, довели Мартина Фримана до бешенства, а Бенедикта Камбербэтча до комы постоянными вопросами на эту тему? Получите. Вы хотетите Шерлок-Молли-великая-любовь? Ну, получите джеймсобонда и его герл. Хотите батуты, маски и Деррена Брауна? Да пожалуйста. Не верите? Ну прастити, критики. И часть фанатов приняла харизматичное решение обидиться. Нет, имеют право. Думаю, Гэтисс вполне отдавал себе отчет в том, что так и будет. Он - умный человек. А Моффат к тому же еще и имеет большой опыт фандомной ненависти.
А что же с падением? Ведь он же все-таки упал. Так каконэтосделал? Самое смешное, что теперь это внезапно уже далеко не так важно. Можно продолжать гадать дальше, можно принять версию про батут, а можно в принципе не заморачиваться, потому что правильную версию Джон таки не дослушал. Правда, возможен еще один вариант. Что они таки пояснять. Возьмут и пояснят. Это будет двойной троллинг. Только представьте себе: две недели фандом беснуется, каждый для себя уже смирился и определился со своим отношением к безобразному факту сокрытия истины, уже вроде даже успокоились... А потом бац, и пояснение. И снова полное безумие, а правда ли это на этот раз? А все ли детали упомянуты? А все ли сошлось? Ей-богу, я даже не могу определиться, хочу я такого поворота или не хочу. Одно я знаю точно: если они это сделают, они сделают это блестяще. Они все делают блестяще.

Об ожиданиях, а также о драме. Хотя нет. Сначала о "британстве".
Потому что без "британства" невозможно пояснить и понять ни про ожидания, ни про драму.
У британцев есть две отличительные черты. Первая - уверенность в том, что они всегда правы. Вторая - их юмор.
Первое в их случае - это правила игры. От них можно получать много удовольствия. Но если вы играете в их игру, вам придется играть по их правилам. И никак иначе. У нас были ожидания? Мы решили, что нам должны? Объяснить, дать драму и много слез? А с чего мы это взяли? Либо мы принимаем правила игры, либо не принимаем. У Дойля было все точно также, люди там десять лет гадали, а потом такое странно нечто в виде пояснения непонятно чего. Но это правила игры. Эти люди не будут давать то, что заказано, а если дадут, то так, что мы еще сильно задумаемся, а было ли мудро этого хотеть. Это в Голливуде делают клиффхэнгер, и первым делом в следующей части его поясняют. Британцы - нет. Они могут пояснить совсем не сразу. Могут вообще не пояснить, а отшутиться. Да причем отшутиться засчет зрителя, да. Они могут троллить. Они могут откровенно издеваться. Однако они сделают это так, что останутся правыми. Это нац. черта. Тут хоть разбейся апстену, они все равно будут играть по своим правилам. Можно, конечно, обидеться и уйти. Ну вот мне интересно посмотреть, а кто ж таки уйдет и откажется смотреть четвертый сезон. Хехехехе.
Вторая черта, юмор. Как-то вдруг оказалось, что есть такое поверье, будто британский юмор всегда крайне утончен. Вот, панимаэш, стошнило упившегося на мальчишнике Шерлока, ужас какой, так грубо и примитивно. Вы смотрели британские черные комедии? А мистера Бина с его туалетным юмором? Небось, еще и хохотали до упаду. Британский юмор бывает очень разным, от мозгодробительно изящного до откровенно пошлого настолько, что даже слишком. Они смеются над сексом, не боясь слов на "х" и на "п", над походом в туалет, не боясь слов на "с" и "г", над ковырянием в носу и пожиранием соплей и прочая, и прочая. Это часть игры. Единственное, что всегда объединяет все виды британского юмора, - это ирония и самоирония разных степеней. И "Пустой Гроб" полностью отвечает этой традиции. В нем Гэтисс посмеялся над всем, до чего дотянулся. Над фанатами, конечно, да. Но также над культом Шерлока Холмса, над Джеймсом Бондом и всяким подобным, над американским кино, над пресловутыми идиотическими проводками на бомбах и над темой Гая Фокса и подрыва Парламента. Ах, сколько было возмущения по поводу кнопки на бомбе, да по поводу "плагиата" то ли В - Вендетта, то ли Ричи, то ли еще чего, каждый выбрал то, что ближе к телу. Фокса вообще уже четыре века плагиатят. Только вот от плагиата стеб отличает уровень абсурдности. Бомба размером со слона. Северокорейский лорд-шпион. Кадры таки взорванного Парламента. Выключатель, который не столько невозможен, кстати, сколько просто нарочито смешон. Какой плагиат, простихосспаде, когда это откровенный стеб над бондианой и всем-всем-всем, как и поцелуй с Молли. Именно поэтому оно так смешно. А еще потому, что есть такая штука с английской иронией... интересная штука такая. За ней всегда прячется драма. Та самая, о которой так громко плакали некоторые зрители, которую им так отчаянно не додали.
Это британская драма. Это не Достоевский, когда физически больно. Это не Франция, где все нараспашку. Это не Италия, где все во весь голос. Это Британия. Драма - она в деталях. И драмы здесь целая серия. В глазах. В нелепых шутках. В незадавшихся разговорах. В потрясающем кадре, когда Молли сквозь нарочито, преувеличенно грязное стекло видит падающего Шерлока (прямой отсыл к "мутному стеклу", разумеется, и очень в тему по поводу того, ЧТО на самом деле знала Молли, сколько от общей правды). Драма здесь в том самом вагоне. Да, Шерлок дурит Джона, бесспорно. Он использует единственный известный ему способ добиться своей цели. А добиться нужно, потому что без Джона он не может существовать так, как ему нужно существовать, у него мозг не работает и от одиночества зубы сводит. А Джон, придурок, уперся, и похоже даже имеет на это право. И надо его довести до состояния, когда все остальное, включая два года, покажется мелочным. Жестоко? Безусловно, хотя в гораздо меньшей степени, чем эксперимент в лаборатории. Он использует ситуацию, но в рамках этой ситуации он стоит на коленях и просит прощения. И по сути, совершенно неважно даже, искренне или так, как ожидал бы Джон. Он принял правила игры. Ну да, в рамках своей собственной игры. Но ведь принял. И Джон простил, а куда он денется. А потом... А что потом Джону было делать? Потому что после такого есть только два выхода: убить или поржать. Убить уже не вариант, слишком хорошо он знает, что будет с ним самим же, остается опустить руки и посмеяться. Прекрасная сцена. Драматическая до боли в сердце. Какой драмы еще хотел народ, мну не понял. Слез и объятий? Ну, пардон, это не к британцам. Гэтисс и так уже драмы надавал просто выше крыши, и на Бейкер-Стрит, и в ресторанах, и в подвале со скелетом. А потом еще догнал и добавил похищением Джона. Нет, конечно, понятно, что кто-то подумал, будто смысл сцены в том, чтоб Джон простил спасшего его Шерлока. Но вообще смысл там не в том. А в том, чтобы на две секунды показать глаза Шерлока, спрятанные за пластиком шлема, и дать услышать его "Oh my God", когда он подумал, что, возможно, опоздал, и Джон мертв. Если это не драма, то я не знаю, что они должны были сделать. Впрочем, кому показалось мало, тому драмы как следует добавили уже в "Знаке трех".
"Знак Трех" - самая смешная серия всего проекта. Тут смеешься все время, постоянно, над каждой фразой почти. И почему-то все дружно решили, что это комедия. А ведь нам за первые пять минут четко дают понять: вот она, драма. Одним кадром. Когда Шерлок выгоняет миссис Хадсон, всячески пугавшую его, что брак меняет людей, смотрит на пустое кресло Джона, а на заднем фоне у него картина черепа. С кем общался Шерлок до появления Джона? Теперь посмотрим на слова миссис Хадсон, "была у меня подруга, мы клялись быть вместе всю жизнь, а она потом раз, и ушла рано с моей свадьбы. Кто уходит со свадьбы рано?" И что делает Шерлок в конце серии? Все, серия уже стала драматической, за пять минут. Смеются много? Ну это же Моффат и Гэтисс и Британия, елы-палы, они всегда много смеются. Я думаю, продолжать мысль совершенно не нужно, уже все понятно, и про последнюю клятву, и про телеграмму Мэри от ГлавГада, и про "родителей", и про то, как "мило" Шерлок вписался в свадьбу, и так далее. Хотя нет, безумно смешную сцену, в которой Джон просит Шерлока стать его шафером, помяну. Жутко смешная, до коликов. Только вот глаза у Джона совсем не веселые, когда до него внезапно доходит, что Шерлок никогда не думал о себе как о "лучшем друге", потому что он же не может быть ничьим лучшим другом, конечно же. И Шерлоку тоже не очень весело, подозреваю, в этот момент у него не только мировоззрение рушится, но и приходит, наконец, осознание, через ЧТО прошел Джон за те два года. Внезапно так. Только британцы так умеют. Чтоб было очень смешно, по-настоящему, а до комедии как до луны.
Так вот по всем законам жанра, последняя серия сезона будет уже не драмой, а мелким таким апокалипсисом. Зато страданий героев хватит уже даже самым кровожадным фанатам.

О детективе и детективах.
Как ни парадоксально, люди всегда стремятся к комфорту, даже в таких вещах, как фильмы. Это я к тому, что я понимаю желание получить детектив. Ведь в самой первой серии нам дали детектив, значит, это детективный сериал, значит, должен быть детективный закрут и все тут. Правда, в "Банкире" детектив был слабоват, конечно, да и в "Белгравии" речь шла не о детективной истории, а "Рейхенбах" ваще драма, аж сорок минут, но все равно, должен быть детектив. А тут выключатель на бомбе. Или целых полчаса серии ваще без всяких детективов. Я, на самом деле, удивилась, что люди ждали детектив. Не только в третьем сезоне, вообще. Есть маленький нюанс: оригинальные истории Дойля не называются "Шерлок Холмс". Они называются "Приключения Шерлока Холмса". Правда, скажем прямо, детектив у него... был всегда, но далеко не всегда был прям крут. Вот тот же "Пустой Дом". Абсолютно очевидно, что детектив там был на очень дальнем плане. Ну, я ж говорю, они Дойля снимают. Какой, к черту, детектив, когда Шерлок жив и вообще каконэтосделал. В "Знаке Трех", кстати, роскошный детектив. Нет, что Шолто не жилец, иои почти не жилец, понятно сразу, потому что мы все читали книги. Но как это сделано - просто шикарно, я всегда любила историю убийства королевы Сиси. Однако "Шерлок" - крайне условный детективный сериал, и никогда им не был. Потому что называется он "Шерлок". Он о становлении одной конкретной личности и дружбы этой личности с другой личностью. И так получилось, что эта личность - детектив. А кроме того еще очень много чего. Человек, например. Если хотите детективный сериал, советую старое-доброе, Коломбо, там.

О жутко "очеловечившемся скучном" Шерлоке, равно как и о "жутко мерзко подлом" Шерлоке.
Скажу прямо, высказывание "как жаль, что он становится человеком" вообще меня пугает. Ну, это философское такое, я не буду особо распространяться. Но оно меня пугает. По жизни. Но это так, к слову.
Так вот, это называется развитие персонажа. И развитие это случилось не внезапно и не сразу. Оно началось еще в "Этюде". Вот там, в самом конце, где он затыкается, сообразив, что жизнь ему спас Джон. Вот там начался сдвиг от "отличного парня" к "хорошему человеку", как выразился Лестрад. Человек у бассейна, искренне охреневший, подумав на секунду, что Мориарти - это Джон, - это уже совсем не тот человек, с которым Джона познакомил Стамфорд. Как и тот, который вышвырнул цэрушника из окна за синяк на руке миссис Хадсон, да. Более того, это не искусственные изменения, это совершенно гармоничное развитие несколько заморозившегося человека. "Человечность" не воспитывается, она просто есть, и она есть в нем с самой первой серии. Бесчеловечные так тепло к своим домохозяйкам не относятся. Поэтому эмоциональность и человечность Шерлока в третьем сезоне не просто правильна, но и органична, особенно учитывая все, что произошло: два года одиночества в подполье, изменившийся мир, странная реакция любимых людей на его возвращение с того света. Однако его человечность никогда не мешала ему порой вести себя откровенно паршиво для достижения серьезных целей. Более того, он не видит в этом ничего такого. Он не причиняет боль специально, а только потому, что в его мире цель важнее таких глупостей. Цель проверить сахар на наркоту? Ничего, что Джон поседел. Цель добраться до Мориарти? Ну да, люди страдают, но ведь цель святая. Цель спасти Джона и других друзей? А чего Джон так вызверился-то? Цель заставить Джона сказать "я тебя прощаю"? Бомба подойдет. Про речь шафера с пассажами про брак и подружек невесты я скромно умолчу. И этот Шерлок стал скучным и "как все"? Посмотрела бы я на настоящую свадьбу с таким вот идиотом-шафером. А потом этот человек, почти испортивший, а потом спасший свадьбу, берет и дает тот самый обет. Потому что, кто бы что в нем ни видел, а он очень даже человек, и совсем неплохой к тому же.
Но, главное, это тот самый, каноничный Холмс. Просто с оглядкой на викторианскую эпоху. Ну, я ж говорила уже, они Дойля снимают. Фанфик. Но каноничный.

И о третьей серии, которая еще не вышла.
Вы знаете, то, что это будет пиздец, понятно всем. Так же, как и то, что оставят нас опять с жестоким клиффхэнгером, и то, что первая серия сезона четвертого опять окажется совсем не тем, что мы себе напридумываем. И мне действительно очень любопытно, что они раскроют, что не раскроют, что покажут, что не покажут, и как все запутают. Вон, ходят слухи, что в серии будет даже отсылка к "Этюду". Потому что это не сериал, а многосерийный фильм, в котором все связано. Ясно пока что только одно: будут недовольные. А среди довольных будут те, кому не пойдет четвертый сезон, равно как не пошел третий, а в свое время и второй. Но при этом все они, так или иначе, никуда не денутся, будут смотреть, ждать, строить гипотезы, спорить, истерить и грызть все, что попадется под зубы. Такая это трава. Так вот. Если принять условие про правила игры, можно сильно облегчить себе жизнь. Keep calm and enjoy.
nel6: (gollum)
Я в инете тусуюсь с 12 лет, однако одно все же проходит мимо меня: соцсети. Соответствено, и появление жаргона проходит тоже как-то мимо. И этот жаргон порой ставит меня в тупик. Ну, я понимаю смайлики. Мне понадобилось года три, чтобы научиться их распознавать, и то только западные, смайлики типа ^^ и Т_Т падают на меня, как сугроб с крыши. Я теряюсь, начинаю мысленно заикаться и, уже не мысленно, протирать монитор. Я научилась притворяться, что понимаю, конечно. Это мне легче дается, чем выучить их значения. Не, я не прошу рассказывать мне про азиатское влияние в этих смайликах, я знаю, я читала. Но от этого понимать мне не становится проще. Но я смирилась, а простые и добрые ))) мне даже нравятся. ))). Не :,"/=)\(((((. А ))).
Потом появился падонкавский язык. И тут я тоже уже приспособилась, даже порой сама использую что-то вроде "убиццо апстену". Насколько я это понимаю, оно, как бы, должно усиливать эффект иронии и сарказма, который вполне может потеряться в отсутствие голосовых интонаций и мимики. Я, правда, упорно не понимаю, почему люди пишут целые посты в таком высоком стиле. Создается ощущение, что человек не выходит из состояния истерики. Оно меня пугает. Що занадто, то нездраво, как говорят у нас. Это как "???????", "!!!!!!!!!!!", капслок, жирный шрифт и, гвоздь программы, безудержные многоточия.
А потом пошел он, едожаргон. Первым, что начало доводить меня до бешенства, было "креведко". Причем здесь я уже действительно в ступоре, я понятия не имею, откуда эта зараза пошла, и мне неинтересно. Потом креведко стало встречаться реже, а может, я просто стала реже ходить по злачным местам, однако едожаргон дотянулся до меня даже в моей скорлупе. Теперь стало модно говорить "я такое не жру". Не про еду, конечно, а про всякое эдакое, искусство там, литературу, ну вы поняли. Насколько я понимаю, идет оно от "ежики плакали, кололись, но продолжали жрать кактус". Однако если ежики были остроумны и красноречивы, то фраза "я такое не жру" давит мне сразу на все нервные окончания. Потому что я как-то по жизни привыкла, что приличный человек в принципе не жрет. Он ест, принимает пищу, лопает, даже хавает порой, чипсы, например. Но жрать - это... неэстетично. К тому же, из фразы следует, что другие произведения этот человек как раз таки жрет. И я прямо сразу представляю, как пожирается, например, фильм... Бррр.
Но потом случилось страшное. Нет, Страшное. В обиход вошла фраза "уже не торт". И тут моя программа сломалась. Во-первых, торты портятся. То есть, "уже не торт" - это, я бы даже сказала, комплимент. А то был бы протухший торт. А во-вторых, я так понимаю, что мне надо убиться, потому что я не люблю торты, кроме Наполеона ровно раз в год. Но что тогда, у меня должно было бы быть "уже не отбивная под соусом"? Или "уже не суши"? Или "уже не салат из морепродуктов"? А что делать, если оно уже не пицца, но теперь спагетти? Это тоже плохо? Мой мозг дымится и плавится.
И представляю я себе... дурацкое мое воображение, конечно... но я когда читаю такие фразы, так живо представляю себе тортожрущих креведок... Кстати, клевый тэг. Тортожрущее креведко. В нем все. Можно даже посты не писать, просто сразу тэг ставить и все.
Господи, я верю, что рано или поздно в моду снова войдет нормальный адекватный язык, посредством которого люди будут выражать свои мысли и чувства красиво, ярко и доступно.
nel6: (mystirious girl)
Вообще, после просмотра "Знака трех" я могла бы сказать очень многое, начиная с "на мой скромный взгляд, это - лучшая серия всего проекта" до "вот теперь мне действительно жутко интересно, о чем люди будут ныть" (ибо в том, что будут, я не сомневаюсь, гыгыгыгы). Но я это все скажу по окончании сезона. А вот что я хочу сказать сейчас, и это будет впервые в жизни, так это то, что я искренне надеюсь, что сценаристы пошлют канон к черту. Потому что в этом самом каноне Джон - бездетный вдовец. Боже мой... Я, я, искренне не хочу, чтобы жена Джона Ватсона померла... Я очень хочу, чтобы они не вспомнили о каноне в самый неподходящий момент. Некоторые зрители так возмутились, что в первой серии Шерлок много смеялся, мол, драмы мало. Ну, вот, главное, чтобы простая истина "be careful what you wish for" не сбылась на этот раз по-настоящему. Ну или хотя бы, чтобы в четвертом сезоне Шерлок ее оживил. А че, чудесами надо делиться с ближними, я щщитаю.
Потрясающая серия. Потрясающая.

Profile

nel6: (Default)
nel6

April 2014

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 08:55 am
Powered by Dreamwidth Studios