nel6: (car girl)
Но сначала в качестве рекламы. Моя реклама приносит некоторую пользу, как минимум трое френдов после моих восторженных воплей посмотрели "Франкенштейна", так что я проведу этот эксперимент еще раз.
Постановка Вест Энда War Horse (не по фильму, а таки по книге, по которой и фильм снят был, детской книге Майкла Морпурго, одного из самых признанных детских и подростковых писателей Британии) не просто нашумела в свое время. Она уже - легенда. Билеты на представления были распроданы на годы вперед. Постановку возили по всему миру. Она собрала все возможные театральные награды Британии и Америки. Сам Морпурго был глубоко тронут постановкой, хотя долгое время считал адаптацию романа под театр невозможной. И вот теперь Национальный Театр пускает ее на экраны. Это не шекспировский театр, где все зависит от актера. Это театр-зрелище, разумеется. Но из того, что я видела, урывками, это нужно увидеть. А кто читал книгу или смотрел фильм, тот знает, что сама история не может не тронуть. Поэтому я вас очень прошу, если рядом с вами есть кинотеатр, в котором будут показывать "Боевого Коня", не пожалейте времени и денег (смешных, причем) и сходите.



Итак, "12 Лет Рабства".
Раз уж позавчера фильм стал аж самым лучшим фильмом прошлого года по версии Академии, то стоит написать сейчас, потому что потом о нем я могу не написать еще очень долго. Вообще, в последнее время, лет эдак десять, Оскар вызывает у меня нечто среднее между умилением (своей откровенной предсказуемостью) и брезгливым раздражением (потому что окончательно перестал иметь с, собственно, киноискусством что-то общее). Нет, периодически простреливают роли и фильмы, игнорировать которые не может даже Академия, вроде политических ролей Стрип и Дэй-Льюиса, или "Артиста". Но в целом, если окинуть взглядом последнее десятилетие, становится как-то скучновато и чрезмерно заполитизировано. Нет-нет, не в смысле пропаганды политики США. А как-то в более широком смысле слова. Я не против пропаганды демократических ценностей, к примеру, я их сама активно пропагандирую. Я против того, чтобы среди двух фильмов Оскар получал конкретно слабейший просто потому, что он эти ценности пропагандирует. Нет, в принципе, почему нет, в конце концов, Оскар уже мало кто воспринимает серьезно. Но что ни говори, а самим деятелям кино оно все же важно. Так что совсем его игнорировать все же не получается. ДиКаприо, вон, уже который год хочется обнять и плакать.
"12 Лет Рабства" шел к Оскару напролом, не сделав для этого ничего выдающегося. Вот как важно выбрать тему, если Оскар вам желанен. Распиарен он был на славу, рецензенты чуть ли не заливались публичными слезами, в американских школах собираются вводить его в программу уроков, посвещенных теме рабства. Другими словами, все, что фильм сопровождало, было сделано прилично. А что же само кино?

"Ты - необыкновенный негр, Платт. Но, боюсь, ничего хорошего из этого не выйдет."

Совершенно среднее кино. Совершенно среднее, с уклоном куда-то в сторону "унылое говно". Тема рабства - она актуальна и сейчас, безусловно, но этого фильм как раз не показал, оставшись исключительно историческим. Однако для чисто исторического кино сюжет откровенно слабоват, за что дали Оскар еще и сценаристу, я не поняла категорически. Конечно, камень можно кинуть и в книгу. Но сценарист за то и получает свои деньги, чтоб из средненького материала сделать конфетку. Автор писал о себе, не врал, не придумывал. Но сценарист-то прекрасно может и приврать, и допридумать. Но если это и было сделано, то явно недостаточно. Ужасы рабства показали, но как-то приглаженно, прилизано, чтобы зритель посочувствовал, но не особо содрогнулся, все-таки дети, беременные женщины, и вообще на Оскар идем, не можем мы шокировать, как Тарантино в "Джанго". Сопротивление Севера и Юга, зато, не показали вовсе, а тема-то интересная и острая. Но в фильме она отсутствует. Снято красиво, однако для контраста "красота природы против ужасов человеческого общества" не хватило остроты. А концовка, последняя треть фильма - это вообще полное нудное безобразие с до безобразия предсказуемо положительным продюсером фильма Бредом Питтом. Я от Питта ждала, все-таки, чего-то серьезного.
Так что, унылое говно и смотреть не стоит? Так вот таки нет, не совсем унылое, и нет, смотреть стоит. Исключительно потому, что в фильме присутствуют два персонажа, которых (тут звучит некоторая ирония) сыграли два британских актера - "добрый" рабовладелец Форд и "злой" рабовладелец Эппс. Уж не знаю, было это в сценарии или в книге, или просто британские актеры в принципе не привыкли игнорировать возможные подтексты и вкладывают в свои роли больше, чем прописано в сценарии, но в итоге два этих персонажа создают очень мощную в своей смысловой нагрузке медаль, двумя сторонами которой являются.
Уильям Форд - исключительно примерный гражданин, муж, пастор и рабовладелец. Он в жизни своей не ударит слугу, он ласков со своей женой и детьми, он несет слово божье о добре и надежде для всех своим рабам, и всегда имеет облик человека, держащего своих демонов под контролем: гладко выбрит, с прекрасной прической, всегда опрятен, аккуратен, вежлив и мил в обращении. И даже более того, он признает за черными рабами не только принадлежность к человеческой расе, но и ум. Он слушает Соломона, предпочитая его суждение суждению белого плотника. Он не чурается его хвалить и даже пожать ему руку. И, конечно, апофеоз образа доброго хозяина - он дарит Соломону скрипку в благодарность за проделанную работу. Ну настолько святой человек, что в книге Соломон даже писал, мол, коли б все белые были такие, то и тяготы рабства казались бы куда менее страшными. Очень легко быть праведным человеком, когда все хорошо. Но есть обстоятельства - у Форда проблемы с долгами. Серьезное обстоятельство, не спорю. Нет, конечно, не вопрос жизни и смерти, да и рассчитаться с долгами всегда можно было, продав пару лошадей или украшений любимой жены. Но - обстоятельства. А среди многочисленных добродетелей Форда нет только двух: принципиальности и смелости. Это человек огромного малодушия. То, что первой ласточкой проявилось еще в сцене, в которой он покупает рабыню, у которой отнимают детей, становится очевидным и омерзительным в последней его сцене, где он якобы спасает жизнь Соломону. Нет, конечно, он спасает. Он не дает белому плотнику разобраться со строптивым рабом своими методами раз и навсегда, это правда. Опустим тот момент, что Форд сам же допускает подобное отношение к своим рабам на своей территории - своими руками не бьет же, значит, молодец. Финальный разговор с Соломоном совершенно прекрасен в своей остроте, потому что он один сказал и показал больше, чем половина фильма:
- Мастер Форд, вы должны знать, я не раб...
- Я не могу этого слушать! У меня долг!
- Я был свободным человеком...
- Я пытаюсь спасти твою жизнь! ... Я передал тебя Эппсу, который очень жесток с рабами, но больше тебя брать никто не хотел, ты заработал себе дурную славу... Ты - необыкновенный негр, Платт. Но, боюсь, ничего хорошего из этого не получится.
Святоша Форд прямым текстом ставит свои денежные проблемы выше всех моральных и христианских ценностей, а чтобы, не дай бог, совесть не покусала, отказывается слушать слова Соломона. Зачем ему такие проблемы? Это ж надо будет Соломона освободить, потерять свою штуку долларов. Некомфортно, неудобно, золотишко жены продать придется. От совести очень удобно прятаться за обстоятельствами. Форд продолжит дружить со своими рабами, читать им Библию, сокрушаться по поводу разбитых черных семей и спать совершенно спокойно. И никогда в жизни не задастся вопросом, а может, произошедшее на Севере более гуманно?
После святоши Форда Эдвин Эппс кажется настоящим чудовищем. Он - полная противоположность своему утонченному соседу. Склонен к садизму, избивает рабов, насилует рабынь, прикрывается Библией (люблю Библию, она как закон, как повернешь, то и получишь). Он всячески неприятен: бородатый, расхристанный пьяница, порой шатающийся по своему участку в одной начнушке. Да еще жена у него редкостная дрянь, сама достойная быть надзирателем в концлагере. Контраст между двумя рабовладельцами был бы очень правильный и голливудский, если бы подобрали других актеров. Но как от добродетели, сыгранной Камбербэтчем, настойчиво потягивает трусостью и малодушием, так и в тирании, сыгранной Фассбендером, прослеживается психологическая глубина, смешивающая стройной картинке все карты. Эппс разорван напополам между садизмом и глубоким отвращением к себе за этот садизм. Он глушит это отвращение выпивкой и жестокостью, и от этого презирает себя еще больше. Если Форд в своих глазах невинен как младенец, Эппс прекрасно осознает не только своего собственного дьявола, но и ужас всей системы, поэтому для него герой Бреда Питта - самый страшный кошмар. Он спит по ночам совсем не спокойно и опускается все ниже и ниже. Конечно, с точки зрения раба он - самый страшный вариант хозяина, рабу нет никакого дела до душевных мучений садиста, и это правильно. Однако с точки зрения абстракции, зрителя, фильм, осознанно или нет, во всей красе иллюстрирует то, что сама постановка вопроса про "доброго" и "злого" рабовладельца не имеет права на существование: руки Форда не менее в крови, и его душа не менее запятнана несчастьями десятков людей, чем руки и душа Эппса. И никакого весомого контраста между ними по сути нет. Это как сравнивать два концлагеря - этот лучше того, потому что тут меньше душили в газовых камерах. Если ты - часть репрессивной системы, если ты имеешь с нее выгоду, ты - виноват в ней совершенно независимо от того, как ты себя ведешь в конкретных случаях, как Форд или как Эппс. И вот это - это единственное, что выводит фильм из категории "историческое кино о конкретном периоде" в категорию "остро-социальное кино на универсальную и актуальную тему".
К сожалению, режиссер почему-то не посчитал нужным эту тему продвигать, вместо этого забив чуть ли не треть экранного времени бесконечными крупными планами страдальческого лица главного героя. Из чего я делаю вывод, что универсальная и актуальная остро-социальная составляющая в фильм просочилась чуть ли не случайно и явно через черный ход. Однако она там есть, и она-то этот фильм и спасает. Кроме нее в фильме есть еще только один действительно сильный и глубокий момент: когда бывшая рабыня рассказывает Пэтси, что теперь она, поскольку на ней женился белый, сама повелевает рабами. Это сильный момент, говорящий очень многое о том, о чем обычно стараются умолчать в разговорах на тему рабства.
Так что даже и не знаю, стоит его смотреть или не стоит. Оскар он, на мой взгляд, и близко не заслужил, если до сих пор считать Оскар наградой за киноискусство. Да и про рабство могу точно сказать: без всяких шуток, посмотрите "Джанго", он оставит куда больше впечатлений. Но из-за персонажей Фассбендера и Камбербэтча два часа все же будут не совсем потеряны.
nel6: (gazoline)
Я искренне хотела написать об актере и в одном посте обсудить все. Но оказалось, что, если вообще писать, то о фильмах в целом. Были б у него все фильмы как Стартрек... то я бы не писала вообще, конечно. Но Стартрек стоит в его фильмографии гордым особняком, а об остальном надо писать серьезно. Поэтому получится что-то типа Камберсерии постов. Все-таки очень удобная фамилия. Да, аватарка как бы символизирует мое отношение к тому факту, что я в рамках запланированной "небольшой рецензии" умудрилась накатать шесть вордовских страниц. Аффтар цветет и плодородит.

Что вы выбираете, свободу или безопасность?
Этот вопрос когда-то в рамках свободной дискуссии классу задал один преподаватель у нас в универе. Чисто гипотетический выбор, конечно. Ответ был показателным: класс разделился на коренных немцев и нас, всяческих эмигрантов из стран разной степени третьемирности. Мы все дружно сказали "свобода". Все немцы дружно сказали "безопасность". Если вы после просмотра Пятой Власти задались вопросом, зачем же херр Берг прям ТАК, вот вам ответ.

Я не смотрела Пятую Власть, когда она вышла, таким образом тоже внеся лепту в провал фильма в прокате. Я помню свою мотивацию: фильм о Джулиане Ассанже не заполитизированным быть не может. Причем мне было все равно, на чью стороны этот фильм мог бы встать - в данном случае меня не устроил бы никакой вид однобокости. Слишком уж быстро его сняли, слишком поспешно. Слишком уж громко у нем говорили еще до, собственно, съемок. Слишком уж рьяно плевался сам Ассанж, насколько позволяли ему стены Эквадорской амбассады. Все слишком. Я не хожу на такие фильмы.
Сейчас, когда прошло всего несколько лет после вспышки Викиликс, мы еще не можем в полной мере охватить и осознать то, что произошло. После каждой революции случается откат - это закон. Ни во время революции, ни во время отката понять масштабы происходящего невозможно. Время после отката - вот, когда делаются выводы. Порой нужно несколько поколений, чтобы посмотреть со стороны, чтобы оценить объективно, чтобы вынести исторический вердикт. Фильм? Да вы с ума сошли.
У меня очень двоякое отношение к Ассанжу и к тому прорыву, что он совершил. Я считаю этот прорыв гораздо более важным, чем частные вопросы вроде войны в Ираке. Это все важно, но это - частные вопросы. Вопрос Ассанжа - шире. Он не ограничен территориями, правительствами, институтами, кругом лиц, менталитетом, режимами. Это глобальный, общечеловеческий вопрос. Они назвали это вопросом пятой власти. Возможно, пускай будет вопрос пятой власти. Вопрос мира, в котором нет понятия... нет, даже не секретности. Иллюзии секретности.
Мы все знаем, что нам лгут, что от нас скрывают. Правительство, банки, финансисты, чиновники. Если кто-то этого не знает, он дурак, а дуракам, как известно, даже насильно глаза не раскроешь. Мы все знаем, что коррупция существует за всеми закрытыми дверями. Мы все знаем, что на войне ничто никогда не бывает так чисто и гладко, как нас пытаются убедить в новостях. И мы так же знаем, что правда лежит где-то между репортажем Первого Канала и репортажем Евроньюз, а то и вовсе вне. Прорыв Ассанжа не в том, что он открыл всему миру великую тайну "господа, нас, оказывается, обманывают!". Он в том, что наше знание "меня обманывают" стало публичным.
Знание - это не только свобода, не только власть, это еще и ответственность. Ответственность за свои решения, как решения знающего человека. Однако иллюзия секрестности - абстрактность знания "нам все лгут" - дает возможность всем сделать вид, что они ничего не знают. Не на что реагировать, нечего бояться. И можно спокойно продолжать покупать молоко марки Х. Однако в тот момент, когда на Викиликс появляются документы, вскрывающие коррумпированные схемы исландского банка, из-за воровства которого полетела экономика Исландии, и счета в котором имеет фирма Х, я - покупатель молока марки Х - начинаю нести ответственность. Не потому, что Я знаю. А потому, что ВСЕ знают, что я знаю.
Есть такая расхожая фраза,  выпущенная в мир, кажется, Томасом Манном, everything is politics. Даже ваше решение слить за собой унитаз или не слить - политическое решение, как и каждая не только слитая, но и выпитая вами капля воды имеет за собой целую систему водоснабжения, зависящую от конкретной политики конкретных лиц, которые спонсируются другими конкретными лицами на конкретные деньги с конкретных счетов, пополняющихся засчет конкретных кампаний и компаний, которые в свою очередь... и так далее. Любое ваше движение, любое решение, как активное, так и пассивное - уже политика. Но мы не думаем об этом, когда покупаем молоко марки Х, потому что мы не думаем о конкретике. Абстрактное знание "мне все врут" безобидно, как слепой котенок. Даже если оно заставит вас бойкотировать выборы или голосовать против всех - оно безобидно. Опасно знание конкретное. И когда все знают, что мой евро, отданный за молоко марки Х, пойдет на финансирование коррупционной системы, из-за которой рухнула экономика Исландии, я начинаю нести ответственность за Исландию. Надуманно? Притянуто за уши? Кого волнует один мой евро? Какую роль он играет в общем потоке? Да, именно это мы говорим себе каждый день, когда едим в Макдональдсе. Один я ничего не решаю. Но в том и дело: не я одна покупаю молоко марки Х. Не я одна ставлю крестик напротив определенной фамилии кандидата в президенты, который потом закроет глаза на бесчинства своих солдат в Афгане, "выполняющих протокол". И пролитая кровь в итоге - на моих руках. (Нет, я не гражданка Америки. Просто в данном случае обличительно-конкретное местоимение "ты" в качестве абстракции несколько грубовато.) Everything is politics, и все об этом знают, знают конкретно, в лицах, с явками и паролями, просто потому, что один слил, другой опубликовал. Простейшая схема, иллюзия защиты сливающего, маска, один пассионарий, пара помощников, один сайт, двадцать зеркал, три сервера, пара сотен фиктивных имейлов, и фундаментальный вопрос "что вы выбираете, свободу или безопасность". Трагедия в том, что демократия - это баланс между свободой и безопасностью, который никогда не может быть достигнут. Мы, наследники репрессивных режимов, мгновенно ответившие "свобода", осознаем ли мы ее последствия? Немцы, ответившие "безопасность", осознают ли они ее цену?
Конечно, прямо совсем хвататься за голову рано. Эквадорская амбассада, шведские дамы, раскладушка для Сноудена, кучка статей, много шуму, ожесточение цензуры - вот и все, что осталось от пассионарного прорыва. Пока что. Пока что можно особо не переживать. Много у вас знакомых, которые хоть раз читали документы, опубликованные на Викиликс? Много у вас знакомых, кто свое мнение об Ассанже базирует не на медийном освещении, а на прямой оценке материалов на его сайте? Вот и у меня никого (френдов, правда, не спрашивала). Проблема не в том, что люди не любят думать: тот факт, что они не любят думать, не значит, что они не думают вовсе. Порой даже кажется, лучше б думали меньше. И не в том, что люди не любят задавать вопросы: тот факт, что они не любят задавать вопросы, не значит, что они их не задают. Порой даже кажется, лучше б задавали поменьше. Проблема в том, что люди не хотят принимать решения и брать ответственность на себя. Люди не хотят думать о том, молоко какой марки лучше купить с точки зрения коррупции в исландском банке, да и кто знает, что происходит на деньги, которые мы может отдать за молоко марок А, В или С. Как я сказала, выводы делают не во время революции, и не сразу после нее. Однако возможно (и судя по сотрясающим прессу один за другим скандалам по поводу массовых прослушиваний, утечки личных данных и прочая и прочая, вполне даже вероятно) этот один человек со странным цветом волос открыл дверь в новую эпоху. И эта эпоха имеет равные шансы оказаться как эпохой улучшенной демократии и контроля над структурами, так и эпохой массового террора, нарушений всех базовых прав человека и полного отсутствия безопасности - ведь секретная информация в общем доступе доходит, естественно, и до террористов, и до моральных уродов, и до гораздо более страшных людей и организаций, чем террористы и моральные уроды вместе взятые. Более того, эта дверь дает в том числе и тем самым организациям и правительствам новые способы манипуляции и запугивания людей. Кот выпущен из мешка, но белый этот кот или черный - еще совершенно непонятно. Понятно только одно: несмотря на отсутствие у меня знакомых, которые хоть раз залезли бы на сайт Ассанжа, этого кота загнать обратно в мешок уже не получится. Не в век высоких технологий и информации, витающей в воздухе.
Я? Я лазила, да. И читала. Очень немногое, конечно. Но именно поэтому у меня такое двойственное отношение к Ассанжу. Одна часть меня, вопившая про "свободу" в ответ на вопрос, солидарна с ним в том, что пришло время массовой чистки везде и во всем. Вторая часть меня, задумавшаяся над ответом немцев в моем классе, видит всю опасность подобного метода слива неотредактированной информации. А третья часть меня понимает, что любая редакция уничтожает сам смысл подобного слива: информация становится властью только когда она конкретна. Четвертая же осознает и то, что Большим Братом может быть не только правительство, но и сам Ассанж и иже с ним, потому что доступность любой информации - это опасность и для меня лично в том числе. Вот она - дилемма.
В этом журнале стало преступно часто встречаться слово "постмодернизм". Так вот я вам скажу, что Ассанж - не человек, сидящий сейчас за стенами амбассады, а Ассанж как идея, как явление, как десятки тех, кто придут ему на смену, - вот это и есть тот самый постмодернизм. Окружающий нас со всех сторон каждый день без нашего на то желания и даже осознания. Мы сами должны думать, принимать решения, задавать вопросы и искать на них ответы среди тонн информации. Можно сделать вид, что этого не существует, это тоже решение. Можно продолжать верить любимой газете, которая все разложит по полочкам. Ну, подумаешь, она представляет интересы какой-нибудь партии, ну и что. Можно, пока еще можно. Но с каждым новым скандалом все сложнее.

А вот теперь про фильм. Дальше будут спойлеры, но не сюжетные - сюжет всем известен и сидит в амбассаде.
Поговаривают, поговаривают, что режиссер как-то признался, что фильм был политзаказом против Ассанжа. Типа на это ему дали деньги. Ну, на это так на это. Мы все знаем, как надо отвечать на вопрос "что хотел сказать автор". Однако про другое я могу сказать с большой внутренней уверенностью - почему фильм провалился. По той же причине, по которой люди не ходят на Викиликс. Вся эта история, растянувшаяся на несколько лет, мутна и мало понятна. Никто не скажет вам правду, никто не возьмет за руку и не проведет по лабиринту, показывая где плохие, а где хорошие. Если фильм был политзаказом, он должен был сделать именно это: взять зрителя за руку и носом ткнуть во все злодеяния Ассанжа и последствия его действий, да как следует приукрасить их, чтоб сомнений не осталось - вот оно, Зло нашего времени. Можно было ли так снять? Разумеется. Более того, фильм бы стал куда успешнее. Нет, конечно, куча народу его обплевала бы. Однако другая куча приняла бы его на ура. Можно было, конечно, не согласиться на политзаказ и снять другое кино, в котором проклинались бы чиновники, а Ассанж восхвалялся бы - вот он, Герой нашего времени. Нет, конечно, Джулиан Ассанж - реальный - из своей комнаты в амбассаде проклял бы и такой фильм, у него в принципе выбора нет, художественный фильм про него противоречит самой сути его как символа, в независимости от того, понравился бы такой фильм Джулиану Ассанжу как человеку. Однако такой фильм с радостью приняла бы другая куча народу, и он наверняка тоже был бы куда успешнее. Режиссер и его команда не сделали ни того, ни другого. Они не просто сняли кино о постмоденизме - они снали постмодернистское кино. В нем нет мнения режиссера или сценаристов о Джулиане Ассанже и Викиликс. Зрителю не дали ни одного ответа. Более того, задали вопросы, которые зритель, возможно, не успел задать себе сам. Они дали повествование глазами нескольких персонажей, но ни одну из этих точек зрения не сделали точкой зрения всего фильма. И зритель, и так запутавшийся в происходящем, вышел из кино, позвонил друзьям и сказал не ходить на такую невнятную муть.
Вот у нас есть Дэниель. Хороший парень Дэниель, который искренне хочет бороться за правое дело. Он восхищен и заинтригован Ассанжем, и ему кажется, будто вдвоем они смогут изменить мир. Он придумывает себе свой идеал Викиликс. Эдакая платформа справедливости, на которой путем публикации информации будут надирать задницы всяким мерзким и противным тиранам, однако при этом не пострадает ни одна муха. Немец. Немец до мозга костей: мы боремся за свободу только в рамках полной безопасности. Sicherheit - основа основ. Он верит в идеалы демократии. Он верит в добро и хороших людей. Он готов приносить в жертву свое время и личную жизнь, но в принципе не готов признать того, что любой вызов системе требует гораздо больших жертв, и не только от тебя лично. Он искренне думает, что Ассанж ему большой друг, и искренне обижается и расстраивается, когда тот в чате назвает его шизофреником. И он искренне верит в то, что совершает благое дело, удаляя платформу за спиной у ее создателя, пока тот выступает с речью по ящику. Как и в то, что такого кота, как Викиликс, можно загнать обратно в мешок, просто удалив платформу. Другими словами, Дэниель - трусливый дурак. Но с чистой совестью, со слезами на глазах и с уверенностью в своей правоте. В конце концов, он ведь борется за свой идеал Викиликс, правильно? Вон, даже Викиликс-тату себе сделал. Забыл только, что саму Викиликс сделал совсем не он. У него есть своя правда, и его можно понять. Встать на его сторону? Противно.
Или Ник, редактор Гардиана. У него тоже есть свои идеалы и принципы. Он борется за честную журналистику, он не боится бросать вызов сильным мира сего. Его героями являются первопроходцы Хансарда, которых повесили в свое время за публикацию речей в английском парламенте. Он первым произносит словосочетание "пятая власть" и вдохновенно вещает про то, что Дэниель и Джулиан открыли новую страницу в истории. Он старается помочь Викиликс занять достойное место среди новостных организаций и предлагает честную сделку. А когда Ассанж нарушает условия этой сделки, все же не отредактировав документы, Ник честно бледнеет и замечает, черт возьми, это монстр, и мы посадили его на пьедестал.  Есть у него своя правда? Есть. Только за ним стоят сотни работников Гардиана, конкретная политпартия, конкретная агенда, награды, имя, репутация, и все это терять он не собирается, он что, дурак? Он тоже борется за свои идеалы. Поддерживать его? Надоело.
Есть Сара, барышня из американского правительства. Милейшая женщина: два высших, пять дипломатических постов, 14 лет за границей. Она искренне беспокоится за жизнь своего источника и друга в Триполи. Она честно заявляет, знаете, если вам не нравятся уродливые картинки, не развязывайте уродливые войны. Она борется за безопасность честных американцев и их союзников, пытается защитить их данные. Самый страшный ее грех - обозвать президента Туркменистана дураком. Да господи, кто не называл президента Туркменистана дураком, я вас умоляю. Для нее Ассанж - зло похлеще терроризма. И это тоже правда, ее правда. У нее тоже есть свои идеалы, и она тоже борется за них как умеет. Выполняет свой долг, работает без перерывов на благо нации не покладая рук. И что, разве она не права, что на войне никогда не бывает все бело и пушисто? Права. Поддерживать ее? Недемократично.

Ну и, собственно, сам Ассанж. С ним, правда, все сложнее. Если остальные герои двухмерны, то он - четырехмерен. Я не зря назвала эту серию постов Камберсерией, конечно. Хвалебную оду лично Камбербэтчу я напишу потом, когда расскажу о нескольких ролях, чтоб было понятнее, пока скажу только то, что мне стало понятно где-то роли после пятой: он, определенно, является событием в кинематографе из-за феноменального мастерства перевоплощения и имитации. Поэтому в Пятой Власти нет Бенедикта Камбербэтча и нет его мнения о реальном Джулиане Ассанже. В фильме есть только Джулиан Ассанж в условиях данного фильма и данного сценария. Этот Ассанж не похож ни на актера, ни на другие роли этого актера, и если вообще на кого и похож, то только на реального прототипа, от чего знакомые этого прототипа периодически нервно крестились. Естественно, это альтернативный Ассанж. И этот Ассанж четырехмерен. Мы видим его в десятках проявлений. Слегка звезданутый айтишник с графикой из восьмидесятых, глупыми танцами и дурацкими привычками типа спереть чужой пиджак, открыть бутылку пива зубами или вытереть пальцы о брюки. Гениальный хакер, когда-то взломавший НАСА от нечего делать, с легкостью создающий платформу Викиликс. Борец за правду, готовый идти до конца, не скрывая своего лица и жертвуя личной жизнью и общением с сыном. Вспыльчивый эгоцентрик, готовый порвать с каждым из помощников и друзей за малейший намек на сомнение, которое он мгновенно расценивает как предательство. Эгоистичный манипулятор, с хитрым прищуром доводящий туповатого Дэниеля до истерики каждые пять минут. Невротик, доведенный практически до паранойи и шарахающийся от собственной тени. Он заикается на пресс-конференциях и презентациях, а потом берет себя в руки и вызывает овации. Он благодарит милую старушку из зрительного зала от всего сердца, а через пять минут хамит родителям Дэниеля. Он считает, что разбирается в людях, и поражается тому, что можно столько времени общаться с человеком и не замечать его настоящей сущности. У него трясутся руки и краснеет нос, когда он узнает о гибели своих друзей в Африке или смотрит видео из Ирака, но при этом он публикует материалы, наплевав на ту опасность, которой подвергает жизни множества людей. И так далее, и тому подобное, в том же парадоксальном духе. И все это вместе тонко и аккуратно сплетено в один совершенно цельный и категорически неоднозначный образ, намеченный взглядами, мимолетными жестами, еле уловимой мимикой, четко выверенными и в то же время совершенно свободными движениями в каждом кадре. Ему искренне симпатизируешь в одной сцене, а уже через минуту терпеть его не можешь. А потом снова симпатизируешь. И так по кругу. Есть ли у него своя правда? Разумеется. Стоит ли его поддерживать? Нужно как минимум сто раз подумать. Потому что одно можно сказать точно: безопасностью тут и не пахнет, а за свои идеалы он вполне может пройти по трупам. Пусть и в фигуральном смысле. А это всегда опасно. Я не знаю, насколько это было прописано в сценарии, особенно если история про политзаказ - правда. Но если это правда, им не стоило приглашать на эту роль Камбербэтча. Не, я понимаю, найти человека, который согласится сейчас сыграть Ассанжа, мягко говоря, непросто. Однако не стоило. Потому что созданный им образ слишком амбивалентен, слишком харизматичен, слишком магнитичен, чтобы стать Злом нашего времени. Впрочем, чтобы стать Героем нашего времени он тоже слишком. Он гораздо больше и интереснее этого: он просто крайне незаурядный человек. Могу ли я поверить, что такой человек, или похожий, мог открыть дверь в новую эпоху? Без сомнений.
И все же этот фильм не об Ассанже. Он даже не о Викиликс. В конце они сделали гениальный ход конем, дав слово альтернативному Ассанжу в посольстве. Глядя в камеру, он, после постмодернистской речи про правду и пренибрежительных отмашек от самого фильма со словами "все ложь", серьезно, с нажимом говорит: "все дело в вас, только в вас". Потом, правда, хитро улыбается и добавляет: "ну, и совсем немного во мне". Пускай, но разве что совсем немного.

Прямо подмывает продолжить постмодернисткую традицию и дать вам самим решить, понравился мне фильм или нет, но не буду. Да, понравился. Два раза просмотрен на одном дыхании, будет просмотрен еще не раз. Я понимаю, почему он провалился. Я понимаю, почему его ругают. По всем тем причинам, по которым мне он так нравится. Так всегда получается, че уж тут. Может ли он не понравится? Да. Надо ли его смотреть? В обязательном порядке.
nel6: (dreaming girl)
Вот это - один из самых любимых мною фильмов вообще like ever. С глубокого детства, но при этом с возрастом я начинаю его любить заново и за другое. Тут каждая фраза - цитата, каждая сцена - шедевр, каждая песенка - в обязательную программу жизни. У авторов был непрекращающийся приход в каждой секунде пленки. Обожаю и всегда буду. Смотрела раз тыщу, и каждый раз удовольствие как в первый. Если вы вдруг не видели, обязательно посмотрите.

nel6: (candle girl)
Я понимаю, что флента увидит фильм еще ох как не скоро в большинстве своем, поэтому спойлерить не буду, хотя спойлерить там нечего. Со своей стороны могу сказать следующее. Тема вампиров и вечной любви здесь были противопоставлены тому, что два фильма Джармуша, что я видела, я очень люблю. К тому же, на Тильду всегда приятно смотреть. Поэтому я пошла, хотя да, вампиров и вечную любовь я воспринимаю только в Дракуле Брэма Стокера Копполы. Не могу сказать, что потратила время совсем зря. Фильм бесспорно красив. Постоянная ночь, игра цветов, Детройт, красиво. В фильме есть совершенно потрясающий саундтрек, вот уж его я прикуплю. В фильме много красиво идущей, лежащей, стоящей и прочая и прочая Тильды, и Тильда - она Тильда. О, и не беспокойтесь, здесь ровно так же много красиво идущего, стоящего, лежащего и прочая и прочая и во всех видах красивого Хиддлстона, который красиво страдает и красиво делает вид, что гениальный музыкант. Оба действительно смотрятся... красиво, простите, что повторяюсь, и вместе, и по отдельности. О какой-то там особой актерской работе речь не идет, там играть особо и нечего, просто у них такая внешность, что подходит очень точно под нужное амплуа. Так что уверена, что фанаты Хиддлстона и Тильды будут довольны, смотреть тут - не пересмотреть, благо, на других персонажей уходит всего процентов двадцать экранного времени. Сюжет... впрочем, сюжет, как всегда у Джармуша, маловажен и практически отсутствует, и это не напрягает, кино просто проходит мимо или сквозь. Что же касается посыла, то, на самом деле, все это было сказано намного круче и сильнее в Рэквиеме по Мечте, вот и все. И тот факт, что там - молодые оболдуи, а тут - бессмертные вампиры, ведущие великосветские разговоры о Байроне и Шуберте (для которого Адам, к примеру, когда-то написал музыку. Да-да. Там еще и Шекспир есть, и еще много кого. Ну, богемные вампиры), так вот этот факт ничего не меняет. Под красивой оболочкой спрятана некрасивая правда: хоть ты образованный гений, а если ты - зверь, то ты зверь, как и любой человек, поставленный в условия, а уж если ты страдаешь зависимостью, то ты - зверь вдвойне. Если бы Адам и Ева были не вампирами, а наркоманами, ничего бы не изменилось. Разве что было бы не так красиво, конечно.
Но музон невероятный, это факт. И название. Название очень красивое. Я бы сказала, название - это чистая поэзия. Одно звучание чего стоит, можно на языке перекатывать, как "Ло-ли-та". Жаль, придумка не Джармуша. А впрочем, весь фильм по сути своей - поэзия. Одна из тех, где красота формы искусно прячет банальность уродливой правды.
Но это не Мертвец. Совсем не Мертвец.
А смотреть или нет... Конечно, да, хыхыхы, я знаю, вы все у меня тут любите Хиддлстона. А кто не любит его, тот любит Тильду. Так что закупайтесь билетами и копите на саундтрек. Саундтрек того стоит.
nel6: (surprise)
(Хмм... мама обнаружила, как искать в инете картинки котегов, и теперь пропала для общества...)

Мне жалко наших с Киви общих френдов, ей-богу.
Дорогая Киви, вместо коммента у тебя я просто напишу пост, бо сегодня я тоже поперлась на Хоббита в третий раз, причем тоже в 2Д. Это называется телепатия.

И таки я вам скажу, фтопку все эти 48 кадров, в простом 2Д фильм смотрится намного лучше! Намного натуралистичнее, четче и красивее. Какие там пейзажи, мать моя женщина! На этот раз я рассмотрела их уже во всей красе!
На третий раз начинаешь замечать такие детали, как внезапно заблестевшие глаза Трандуила, когда он говорит об обещанных ему гномами камнях. И что дочери Барда похожи как две капли воды. И статую Мастера Города. И то, что, когда лунный свет падает на замочную скважину, играет тема Элронда, потому что именно он прочел карту. И какая потрясающая музыка сопровождает Тауриэль. И вообще Тауриэль мне с каждым разом нравится все больше. И повзрослевший Леголас тоже - потому что в нем бурлят эмоции. И замечаешь, как Глоин похож на Гимли, а точнее наоборот. А профиль Торина - на профиль Тора. И уже не остается сомнений, что Бильбо спер Аркенстон. Ах какой все-таки Бильбо, няняняняня. И сцена с погоней за бочками и Бомбуром-бочкой с каждый разом все смешнее и круче. А как мне все-таки нравится Азог, такой харизматичный засранец, прямо предвкушаю, как Торин его замочит. Торин, я уверена. И Некромант - это чистейший восторг, я его речи уже, кажется, наизусть знаю, хехехе. А Болг, оказывается, очень хитро заманил Леголаса за собой на берег, в этот раз я это уже точно поняла, он так показушно ухромал, поглядывая за спину, идет этот психованый эльф за ним или нет. Подозреваю, он планирует замочить его уже в лесу. И в голову мне пришла шальная мысль, что Трандуил, хоть и жуткий затворник, однако на битву выйдет, и не только за камушками, но и за тем, чтоб спасти своего сына и его возлюбленную. Ну и, конечно, Смауг. Теперь все подобные спецэффекты будут измеряться Смаугом. Как раньше Голлумом. В том числе и motion capture. И озвучка, да.
И наконец в третий раз я уже не забуду это сказать: мне безумно нравится закрывающая песня. Финальная песня первого фильма тоже совершенно роскошная и очень гномья. А эта просто чудесно мифическая. И всякий раз, когда после последних слов Смауга и Бильбо гаснет экран, и голос заводит мелодию, на секунду забываешь как дышать.
Это вообще особенность фильмов ПиДжея - первый раз они как вспышка, яркая и мгновенная, а вот уже с каждым следующим в них влюбляешься все сильнее. И теперь, когда вырисовывается общая картина шести фильмов, становится очевидно, что между Бильбо, с закрытыми глазами пускающим кольцо дыма прямо в Гэндальфа на своем крыльце, и Арагорном, идущим в последний бой "за Фродо", не просто есть связь - это одна кинематографическая история, цельная и чудесная. И семейные просмотры всех шести с детьми лет через двадцать спасут не одни выходные.

В среду пойду на Only Lovers Left Alive. Прямо даже не знаю, чего ожидать. С одной стороны Джармуш и Тильда, с другой - вампиры, вечная любовь, да еще рок-стары в придачу, для полного ужаса. Надеюсь, Джармуш знал, что делал.
nel6: (dreaming girl)
Вы не поверите. Опять спойлеры. Мну предупредил)

Второй раз мне понравилось определенно больше, хотя по поводу фрейминга я своего мнения не изменю. Когда уж ДВД. Повествование на мой вкус все еще слишком быстрое, но да, я понимаю, четыре часа в кино - это было бы слишком. В этот раз я уже смогла как следует насладиться Бильбо (все-таки какое счастье, что ПиДжей выбрал именно Фримана, другого молодого Бильбо я себе даже представить уже не могу). Отследить раскрытие характера Торина. Окончательно убедиться, что Бард просто чудесен, а Леголас офигенски крут. Умилиться "любовному треугольнику", очень невинному, как и полагается сказке. А также в деталях рассмотреть потрясающую картинку. Все эти бабочки в кронах деревьев, шмели, залы Трандуила, Озерный Город, Эребор... Это прекрасно.
Я думаю, что поняла, в чем прикол трюка с лицом Трандуила: в этот момент он как раз стращает Торина, мол, я видел в своей жизни великих змеев с севера, я имел с ними дело и предупреждал твоего деда, что он мог вызвать на свою голову со всем этим барахлом золотом. Создается такое впечатление, будто он сам когда-то сражался с драконом, и тот спалил ему пол-лица. Лицо зажило, но он создал иллюзию, чтоб пугнуть Торина. Я поняла это так. Как я к этому отношусь - я не поняла до сих пор. Однако Трандуил настолько роскошен, что его ничто не может испорить. Я, кстати, ошибалась, когда говорила, что таких эльфов мы еще не видели. Видели. Галадриэль именно такая: не просто прекрасная и мудрая, но и опасная, бесконечно опасная. Однако в Галадриэли нет старинных обид, старинной боли и глухой тихой ярости. В Трандуиле, определенно, больше гнева и в то же время страха, и это вам не с кошкой поиграть.
Про Смауга я уже все сказала, и говорить об этом можно сколько угодно. Однако в этот раз я разглядела все вокруг него, и это, конечно, потрясает. Сам Эребор и количество золота в нем. Бильбо тихо офигевает, когда видит это, и так же офигевала я. Очень впечатляюще.
Народ продолжает сравнивать с ВК, а я могу сказать то, что сказала после первого Хоббита: Джексон очень умный режиссер. Он отлично понимает, что хоть сотня драконов, а история Бильбо - это сказка. И мы видим сказку глазами хоббита-фантазера. Страшную, опасную, но сказку. А ВК - это не сказка, это эпос, который снят по сути как реализм. А Хоббит снят как фэнтези. Мы - Фродо, которому старый Бильбо рассказывает сказку. И мы еще не знаем, что ждет нас впереди. То есть, знаем, конечно. Но Фродо не знает. Фродо ждет совсем не сказка. И тем ценнее сказка Бильбо. Такая же смешная, пестрая, стремительная, фантазийная и нереалистичная, как и скачки в бочках по реке. Ужасы будут потом.


Пы.Сы. Злободневное.
Киану Ривз, в сто пятьдесят восьмом фильме:
- Почему вы выбираете именно меня? Почему вы думаете, что именно я - избранный, и смогу вас спасти? Почему я?
Остальные персонажи ста пятидесяти восьми фильмов и зрители, с тяжелым вздохом:
- Потому что ты Киану Ривз, мля!
Простите, второй раз очередной трейлер к очередному его фильму с очередной его ролью избранного в очередной раз где-то в Азии довел меня до точки кипения.
nel6: (gollum)
Хвастаться нехорошо, конечно, особенно когда флента сможет посмотреть только через несколько дней, но черт с ним, буду хвастаться, я уже видела! *глубоко вздыхает* Прастити) С другой стороны, вас это еще только ожидает, а у меня уже самый смак позади.
Опасно, спойлер эттек. Да-да, даже Хоббита можно спойлерить.

В прошлом году я не говорила об этом, но сейчас уже могу сказать со всей уверенностью: я - большой противник этого самого хай фрэйминга 48 или как его там. Говорят, что вроде как это ближе к тому, как мы видим окружающий мир. Не знаю, может, я его вижу как-то неправильно, но так я его не вижу определенно. Мне кажется, что результат получается слишком дерганным, рваным. И это проблема. Проблема потому, что здесь у нас фильм в нормальном ЗД хрен найдешь - или 2Д или 48 фрэймов. Причем 2Д в оригинале идет только поздно вечером, поэтому выбора не было, пришлось идти на хай фрэйм. Вы будете смеяться, но первого Хоббита я по-настоящему полюбила только после того, как посмотрела его на ДВД. В нормальной скорости, без рывков, скачков и ощущения, что фильм поставили на слишком быструю прокрутку. К середине фильма привыкаешь, конечно, но начало что у первого Хоббита, что у второго для меня было смазанным. Ну, это нестрашно, потом я его посмотрю в 2Д, а потом буду ждать ДВД, но вообще этого нового слова в искусстве кинематографа я пока не понимаю. Это первый минус, хотя его, естественно, можно избежать. Да и многим нравится.

Второй минус заключается в сюжете, причем, как ни странно, этот минус переходит прямо из книги. Только в книге он не минус. Появление в книге все новых и новых героев воспринимается довольно легко, чаще всего потому, что половина из них тут же забывается и вспоминается только, когда приходит время ввести их снова в сюжет. Книга от этого не страдает. Фильм - да, причем ситуация-то была неизбежной. Кого убрать? Беорна? Трандуила? Барда и весь Озерный Город? Или, может, сцену с пауками? Или бочки? Невозможно не только потому, что фанаты заклюют, но и потому, что без каждого из этих героев и каждой из этих сцен невозможно дальнейшее развитие истории. Это не Том Бомбадил, отсутствие которого вполне оправдано: сколь мил он ни есть, и сколь важен он ни есть для легендариума, Братство Кольца от его отсутствия ничего не потеряло, и даже выиграло, и так с первого разу запомнить всех героев, не прочитав книгу, просто mission impossible. Я все пытаюсь придумать, как можно было бы иначе закончить первый фильм, чтобы в него впихнуть кого-то или чего-то из второго, но понимаю, что это было невозможно: все эти сцены напрямую связаны друг с другом, а закончить надо на каком-то подъеме, а не рандомном вплетении в сюжет того же Беорна, например. Да и к третьему фильму, когда Медведь выйдет на первый план, его уже все забудут. Так что выхода не было, но определенно этот момент напрягает: если первый фильм ругали за медлительность (с чем я не согласна в корне), второй определенно перегружен. Я не представляю, как они собирались снимать два фильма, я бы этот разбила на два, каждый по два часа. И с удовольствием бы посмотрела. В результате порой хочется остановить сцену и как-то растянуть ее, дать персонажам поговорить и подумать побольше. Мне было мало даже Бильбо, не то, что гномов. При этом я не согласна с тезисом, что не нужно было впихивать материал из комментариев к ВК, а остановиться на Хоббите: все, что снято вне книги, важно для пояснения того, что когда-то было непонятно зрителям в ВК. Например, нам, наконец, адекватно показали хотя бы одну ипостась Саурона так, что стало понятно, почему он является такой жуткой опасностью, почему такие могущественные создания как Гэндальф и эльфы не могли его убить. Не рассказали, а показали. Нам показали, откуда к Эребору собираются орки. И тому подобное. Также я не согласна с тем, что не стоило включать линию Леголаса и нового персонажа Тауриэль. Не включить Леголаса - сына нового персонажа такой значимости, которого мы к тому же лицезрели аж три фильма, - было просто невозможно. Где он был? Не дома? Дрых? Нет, конечно, если показывать Лихолесье, то через того, кого мы уже знаем. Тауриэль мне тоже понравилась. По трейлерам мне казалось, что она эдакая сорвавшаяся с цепи амазонка, но на самом деле, хоть она и мочит орков пачками, она вполне органична как эльфийская дева. И привязка с Кили довольно милая, делаю ставку на то, что в Битве Пяти Армий они погибнут, защищая друг друга, после чего Леголас окончательно невзлюбит гномов. Видите, сколько всего? А еще галлюциногенный лес, а еще Стивен Фрай, а еще Гора-И-То-Что-В-Ней... И главное, даже закончить на чем-то другом, раньше, оставив Гору-И-То-Что-В-Ней на потом было нельзя, иначе фильм бы сам по себе не имел смысла. Мне было откровенно мало экранного времени. Я бы хотела все это растянуть. А поскольку скорость повествования схлестнулась со скоростью фреймов, общая скорость была слишком высокой. По крайней мере, до тех пор, пока гномы и Бильбо не добрались до Горы-И-Того-Что-Под-Ней. К тому же, из-за нескольких сюжетных линий финальная сцена под Горой-И-С-Тем-Что-В-Ней прерывается сценами из других мест. Прием в кино используется очень часто, и обычно он как раз отлично смотрится. Однако когда вам показывают Гору-И-То-Что-Под-Ней, честное слово, вам плевать уже на Гэндальфа, Саурона, раненного Кили, Тауриэль, Леголаса, свой маникюр, свои вырванные поседевшие волосы и на тот факт, что своим повизгиванием вы похожи на психбольного. Не до того вам. Остальные линии только мешают, а деть их куда, когда они есть? Ведь зритель не должен о них забыть.
Это два очень существенных минуса, хотя вменять их Джексону и Ко в вину невозможно: смотреть фильм можно и в другом формате так или иначе, а в плане сюжета деваться там было просто некуда. Однако это портит просмотр. Два часа сорок две минуты вам мало? Спросят меня. И я скажу "да".

А вот теперь о том, что понравилось и понравилось очень.
Трандуил роскошен. Его тоже непростительно мало, хотя и больше двух абзацев в книге, конечно, где ему и имя-то не дали. Конечно, он однозначно выйдет вперед в третьем фильме, как и в конце книги, когда пойдет вся заварушка с Аркенстоном. И, я вам скажу, ждать есть чего. Опасный король? О да. Ли выполнил домашнее задание, от его Трандуила просто веет опасностью. Причем опасность эта странная, потому что вроде как он эльф, ясное дело, что это не Зло, однако именно поэтому не знаешь, чего от него ждать, и когда этот спящий вулкан взорвется. Я, правда, не поняла, что означал трюк с его лицом в одном месте, когда вы увидете, вы сразу поймете, о чем я. Пока что мну против, но надо пересмотреть, а главное, переслушать, я там чего-то не поняла. А так работа шикарная, особенно переходы от вальяжности, почти что ленности к резким броскам (в переносном смысле), словно кобра, стряхнувшая с себя гипноз. Каждое движение, каждый поворот головы, каждый вспыхнувший взгляд - все четко выверено и доведено до идеала. Таких эльфов нам еще не показывали. И это очень крутой эльф. От него действительно веет жуткой древностью, ака Первой Эпохой, когда все было мрачнее, страшнее, печальнее и кровавее.

Леголас на его фоне выглядит совсем зеленым в своих суждениях и взглядах, хотя он явно постарел со времен ВК)) Постарел и покрутел - мочит орков он знатно. С Тауриэль они милейше спелись в этом животрепещущем вопросе. Да и вообще интересно посмотреть на него в других условиях, кроме как "мудрый и крутой, молчаливый эльф-бодигард Арагорна". Шутка с Глоином и вы-сами-догадаетесь-кем просто бесценна.
Беорна тоже было мало. А жаль, потому что в медвежьем виде он прекрасен. Прямо жду не дождусь увидеть его в битве.
Мне все также нравятся гномы, особенно Балин и особенно особенно Торин. И вы знаете что? Их мне тоже не хватило, бу. Но когда они добираются до Горы-И-Того-Что-Под-Ней, становится очень хорошо и глубоко. И за Торина становится действительно беспокойно, даже несмотря на то, что во время просмотра вообще не думаешь о том, что уже знаешь об окончании этой истории.
Мне понравился Саурон в виде Некроманта. Эта черная леденящая сила. Эфемерная, невесомая, и в то же время неукротимая.

Мне очень понравился Бард. Я понимаю, конечно, что на фоне кучи приключений он, скорей всего, пройдет мимо основного зрителя, потому что человек, а не чего-то там. Но для меня Бард - определенно один из хай-лайтов всего фильма. Он мне очень понравился, я прям прикипела к нему душой, и теперь искренне беспокоюсь за него и его семью. Да и вообще Озерный Город прекрасен в свой упадочности, холодности, красоте и безнадеге. Да еще с таким бургомистром, как Стивен Фрай. Страшно думать, что их всех ждет.
Бильбо, естественно, прекрасен, и его, естественно, мне тоже не хватило. Первый фильм избаловал нас крупными планами и диалогами, а тут все это пришлось урезать, и это очень большая жаль. Хотя, справделивости ради, им и в книге-то некогда в этот период было разговоры разговаривать. Развернуться Фриману тут удалось только на Горе и под Горой, но, панимаите, на Горе, и особенно под Горой в какой-то момент даже Бильбо отошел на второй план. Потому что под Горой было то, что спасло бы этот фильм, даже если бы ничего хорошего в нем больше не было, а был бы только синий экран и один паук два часа экранного времени. Смауг.

Я ждала многого. Все столько трындели о нем, столько обещали, ПиДжей так ревностно охранял его, чтоб не дай бог не увидели раньше времени, а Бенедикт Камбербэтч посадил голос, безустанно напоминая всем, что и он тоже причастен, "и не только голосом, но и motion capture", что не ожидать многого было просто невозможно. Однако я не ожидала того, что на меня будет смотреть настоящий живой дракон. Настоящий и живой. Дракон. Помните свое первое ощущение, когда увидели Голлума? Подозреваю, вы даже не подумали о том, что это не настоящее существо, а хитрая компьютерная обработка. Так вот здесь то же самое, только это, прости господи, ДРАКОН. Гигантский, фантастический, живехонький дракон. Как он двигается, как он смотрит, как он выглядит - это просто фантастика какая-то. А уж как он говорит! Если у вас будет гипотетическая возможность посмотреть фильм в кинотеатре в оригинале, сделайте это. Я понимаю, что вы посмотрите потом на ДВД. Но вот так, в кино, когда его голос звучит отовсюду, а сам он размером со здание - это невероятно. Смауг - это абсолютный триумф всех и каждого, кто приложил к нему руку, ногу, мозг и голосовые связки. Я ничего подобного не видела. Это жутко и в то же время это чистейший восторг. Смаугу, отлично понимая, какое он произведет впечатление, выделили очень приличный кусок времени, с ним уже не торопились, и это прекрасно, нам дали его увидеть, послушать и чуть ли не потрогать всласть, но на него я могла бы смотреть часами. Его движения, мимика и интонации настолько естественны, что действительно кажется, что снимали настояющую умную, хитрую, жадную, мощную, ужасную, гневливую, заносчивую, самовлюбленную, практически непобедимую рептилию размером с гору. Гору, которая еще и накаляется, чтобы пыхнуть пламенем. А уж когда он становится в прямом смысле слова Золотым... Это феноменально. Бенедикт говорил, что его любимой фразой из всего сказанного Смаугом была самая последняя его фраза в фильме. Я не буду портить вам впечатление. Но да, когда он ее произнес, я ему поверила. Поверила в то, что это была самая любимая фраза. Не Бенедикта. Самого Смауга. И судя по реакции народа на финальные титры, поверила не я одна: сначала общий вздох ужаса, потом возглас негодования "как, уже все???", а потом шквал аплодисментов.

Конечно, при желании это тоже можно назвать минусом: нет никаких сомнений в том, что дракон полностью затмил весь предыдущий фильм, хотя виноват в этом не предыдущий фильм. Но, знаете, я думаю... Когда Бильбо и гномы увидели Смауга, они тоже забыли все, что было до, дай бог, имена свои помнили. Так что ошеломляющий эффект очень кстати.
В понедельник я иду еще раз, опять на оригинальную озвучку. Немного переварив и уже зная, что меня ждет, чтоб не давиться больше. (Хорошо, что я успела слопать все начос еще до появления Горы-И-Того-Что-Под-Ней. Черт, это ж клевый тэг...) По второму просмотру может будет, что еще сказать. А пока я яро завидую тем, кто еще не видел.
nel6: (tempting girl)
выскажу свои глубокомысленные мнения, на истину не претендую, и все такое прочее)) А, там еще возможны спойлеры... Ну вдруг вы не смотрели, да к тому же не знаете, что Шерлок Холмс в определенный момент умрет, но не до конца, и тому подобное.

  Вообще, мое знакомство с Шерлоком Холмсом, как, я подозреваю, у очень многих из нас, началось с советских фильмов. Нет никаких сомнений в том, что наш Шерлок Холмс лучший Шерлок Холмпс, просто потому, что советские фильмы были сняты по книгам. Не "по мотивам", а по конкретным книгам конкретно снято. Конечно, цензурой оригинальный текст "облагородили" по понятным причинам, но, право слово, отсутствие упоминания Афганистана и кокаина более чем спокойно можно пережить, и это никоим образом не означает, что фильмы далеки от книг. Я не могу похвастаться большими познаниями других экранизаций, кроме последних, однако даже Википедия отмечает, что наша экранизация ближе всего к произведениям сэра Артура. И в этом сила этих фильмов. Книги просто оживают на экране. Шерлок Холмс Ливанова, возможно, несколько отличается от своего неотцензуренного прототипа, он определенно не витает в наркотических парах. Однако он лучше чем возможно изобразил настоящего интеллектуального английского джентельмена. Важно, для дальнейшего развития поста, отметить, что ливановский Холмс совершенно адекватен с точки зрения психоэмоциальности и интеграции в милейшее викторианского общество. Ну и разумеется, не одним Холмсом богаты - сколько тут любимых ролей, и миссис Хадсон, и такой искренний и такой искренне глуповатый Ватсон, и резвый и уже откровенно туповатый Лэстрендж, а уж в Собаке Баскервиллей там просто что не актерская работа, то бриллиант. Карочи я фсио сие к чему: трудно. Трудно принимать другие версии, когда любишь книги, а лучшая экранизация книг уже снята и тоже любима до жути.

Собственно именно поэтому, когда началась очередная истерия, и были сняты как сериал Шерлок, так и два Ричивских фильма, я в эти дебри лезть отказалась, будучи совершенно уверенной, что не понравится все равно. Разные друзья и знакомые так или иначе капали мне на мозги "посмотри-посмотри", но я держалась стойко. Сломали меня в итоге Франкенштейн и Питер Джексон. Кто не знает, Бенедикт Камбербэтч принимал участие в постановке Национального Театра в Лондоне Франкштейн. Проект был интересен тем, что два лидирующих актера - Джонни Ли Миллер и, собственно, Камбербэтч - каждый вечер менялись ролями Франкенштайна и Чудовища (вообще, за такой официальный перевод слова Creature надо просто убивать на месте,точно так же, как он сам полностью убил весь смысл этого "имени", но ладно, не в этот раз). Я честно думала, что запись спектакля была выпущена на носителях, но оказалось, что то, что нам в классе показывал наш проф, было пиратско-подпольно-непонятно-откуда-взятым нечто, так как Национальный Театр официально заявил, что все участники спектакля против такого выпуска. Однако проф у нас вхож в театральные круги Германии и Британии, так что у него, судя по всему, свои связи. В общем, где-то он выцарапал запись, на которой роль Чудовища исполнял Камбербэтч. Я его никогда не видела раньше, и должна сказать, что он произвел на меня, большого любителя самого романа, очень сильное впечатление. Миллер, кстати, тоже был прекрасен в роли ученого, и я очень жалею, что не увижу, судя по всему, вариант "наоборот" (В четверг я иду во франкфуртский кинотеатр, будет юбилейный показ Национального Театра, но и в этот раз Миллер будет в роли Виктора)  После этого я пришла к выводу, что либо Камбербэтч был создан именно для роли Чудовища, либо он хороший актер. Параллельно с этим, отслеживая каунтдаун к Хоббиту, я постоянно натыкалась на ПиДжея, взахлеб рассказывающего, как он "каждое утро поднимался с кровати, заваривал чай и включал вечернюю серию Шеролка. И каждый раз восклицал, ну епт, это же и есть наш Бильбо!" О Фримане, не о Камбербэтче, разумеется. Свои исключительно нежные чувства в фриманскому Бильбо я выражала уже не раз однозначным "АААААА, ЫЫЫЫЫЫ, НАСТОЯЩИЙ ХОББИИИИИТ!!!!!", так что, безусловно, посмотреть на Фримана в той роли, в которой ПиДжей разглядел такого потрясающего мистера Бэггинса, было крайне любопытно. Ну, разумеется, я не поскакала смотреть прямо сразу, я раскачивалась долго. Я такой человек. Я долго раскачиваюсь, а потом сжираю все сразу за неделю. Приняв же решение смотреть Шерлока, глупо было отказываться от Ричи. Так что... да какая неделя, за пять дней я слопала не только все шесть серий, но и оба фильма Гая.
  Вообще, мне нужно отучиться писать вступления, после них никто до сути уже и не дочитывает... Ладно, к сути.

Sherlock (BBC)

  Как уже стало ясно из предыдщуего поста, первая серия мне очень понравилась. Понравилась, во-первых, с первых же минут совершенно потрясающим Джоном Ватсоном, в дальнейшем Джоном (и это важно). Фриман, насколько я могу судить, актер определенного амплуа, но в этом амплуа он настолько живой, что каждый раз кажется, будто роль была написана для и под него целиком и полностью, возможно им самим. Ни одна его фраза, ни одно выражение лица, ни один жест не кажутся сошедшими с листа сценария, что здесь, что в Хоббите, кстати. Такое впечатление, что он реагирует на ситуацию в прямом эфире без всякого заученного текста. Я давно уже не видела, чтобы на экране фразу "Oh my God. Jesus Christ" произносили так, что она не кажется междометием или шаблоном, а является настоящим проявлением эмоций, так, как это бывает в жизни, так, как передают по новостям, снимая случайных прохожих. Так что с первых минут стало ясно, что я буду смотреть дальше даже пусть и только ради него. "Пусть и только" совершенно не пришлось, потому что стоило только Джону оказаться в присутствии Шерлока Холмса, в дальнейшем Шерлока, что тоже важно, как сразу стало понятно: дуэт состоялся.
  Если ливановский Холмс, как я сказала, совершенно адекватен и интегрирован в милое викторианское общество, Шерлок Камбербэтча со всех сторон необычен, если не сказать ненормален, вплоть до того, что некоторые критики даже приплели к нему лейбл легкого аутизма. Образ получился действительно исключительно противоречивый. Во-первых, явный наркоман. Нет, я не про пресловутый кокаин, конечно, я про зависимость от адреналина и отчаянную потребность постоянно доказывать всем вокруг и самому себе свое превосходство, а это опасная штука ("В этом твоя слабость, Шерлок, тебе все время хочется, чтобы все было очень умно и хитро" - М). Совершеннейший циник, вываливающий на людей любую, в том числе крайне нелицеприятную правду со скоростью ста слов в секунду. Отвратительное хамье и подлый манипулятор. Ну, про особенности работы мозга говорить не приходится. И все это под соусом адского обаяния. Ах, серии были оберечены на успех, а Джон - на очень скоростной выход из послевоенной депрессии, вызванной недостачей того самого адреналина. На чем, собственно, и сошлись.
  Конечно, дуэт является сердцевиной всего сериала. Это блестяще написано и блестяще сыграно. То, как Шерлок мгновенно зацепил Джона своей необычностью и блеском, и то, как Джон потом терпит выходки из серии головы в холодильнике и комментариев про собственное скудоумие, просто потому, что открывшиеся ему возможности познания через этого странного парня засосали по полной. То, как Шерлок, в свою очередь, манипулирует интересом и восторгом Джона, чтобы привязать его к себе, потому что сразу просекает - именно этот человек ему нужен, чтобы паззл в его собственном мозгу и жизни сложился. И то, как этот обоюдный интерес и обоюдная выгода в итоге переростает в настоящую дружбу и нужду друг в друге, прямо как в книжках сэра Артура. Мне очень понравились игрища на тему голубизны, потому что в том числе и через эту откровенную иронию в итоге показаны настоящие отношения, то, что частенько забывается: Шерлок Холмс и доктор Ватсон в первую, вторую и третью очередь были просто хорошими друзьями. Здесь, кстати, вообще все настоящее показано через иронию и юмор, чисто по-английски. Почему я сказала, что выбор имен здесь важен? Не только потому, что, понятное дело, в наше время друзья друг к другу по фамилиям не обращаются. Даже сам сериал назван одним именем, без фамилии. Это символично: через понятного и доступного, а главное, совершенно открытого перед зрителем Джона, без маски "холодного и закрытого англичанина доктора Ватсона", мы получаем доступ к человеку за "гением дедукции Холмсом", Шерлоку. Дистанция между этими двумя заметно сократилась, а значит, и дистанция между ними и нами тоже. И уже ради этой, на самом деле очень тонкой, игры посмотреть все это стоило. Этим, однако, счастье не ограничилось.
  Я сначала думала, после первой серии, что к, собственно, произведениям Дойла это отношение иметь будет лишь номинально. Однако в процессе дальнейшего просмотра я пришла к выводу, что ошибалась. Ровно наоборот, все это имеет прямое отношение к книгам, и дело вовсе не в том, что Шерлок здесь тоже играет на скрипке. Единственное изменение, настоящее, которое произошло - это век, в котором события разворачиваются. Разумеется, вслед за веком потянулся и сюжет, и персонажи. Ну, право, было бы странно, если бы в двадцать первом веке Мориарти пользовался теми же схемами, какие его прототип изобрел при королеве Виктории. Конечно же, и сами преступления, и их разоблачение должны были видоизмениться. Основа, однако, осталась все той же, игра умов и тот самый метод дедукции, за который весь мир Шерлока Холмса и любит. Метод дедукции, доведенный до абсолюта, а значит, до некоторого гротеска. Это занимательно, как магия, познавательно, как энциклопедия, и смешно, как и все, доведенное до абсолюта, другими словами, очень и очень захватывающе. В книгах этот юмор тоже присутствует, даже без фразы "элементарно, Ватсон". Здесь же он выведен на передний план, однако не затмил того простого факта, что, преувеличенная или нет, а дедукция Шерлока крута.
  Есть в английском такое слово, clever, которое не имеет точного аналога в русском. Даже в немецком аналога нет, немцы не парятся и просто используют английское слово. Это что-то между хитрым и умным, но не хитрый и не умный. Так вот написано это все именно clever. С большим реверансом в сторону оригинала, но совершенно новыми историями. И ты вроде и знаешь все ключи к разгадке, потому что знаешь книги, а тебя все равно удивят. Написано все действительно смешно, не напыщенно и вымученно, а легко и непринужденно. И очень иронично, что не одно и то же. Например, серия про Ирэн Адлер - это вообще чистой воды сатира на не менее типичный для Англии пафос, на femme fatale и на игрища спецслужб. Возможно, чтобы понимать, что происходит, надо понимать английский юмор, обращенный на себя же, но по-моему, это не так сложно. Кстати, надо, конечно, перечитать, но и от книг про "важнейшие дела Шерлока Холмса и друга его доктора Ватсона по спасению родины и первых лиц государства" мне всегда веяло именно иронией. Согласитесь, дела государства никогда и в подметки не годились простым приключениям Холмса, в которых вместо первых лиц первую скрипку играли обычные люди. Я всегда считала, что такие дела сэр Артур придумывал скорее в угоду другим, чем в угоду себе, и сама никогда особо не любила весь этот компромат на светлых и чистых дворян. Да и саму Ирэн, говоря откровенно, бо не женщина, а мужское о ней представление. И, похоже, мы с Моффатом и Гэтиссом в этом сошлись: серия про адскую Женщину вышла чудной пародией, сыгранной с серьезным лицом, как и полагается хорошей пародии. И очень правильно, что послее нее следует триллер про псин Баскервиллей, чтобы заставить зрителя понервничать как следует. Первые две серии первого сезона по закрутке сюжета не могут сравниться с последующими, однако их цель в основном заключается в том, чтобы представить нам обновленные версии героев и мира Бейкер-Стрит 221Б. Слишком многое надо увидеть и услышать, да и просто насладиться Шерлоком, Ватсоном, Майкрофтом, умилительной миссис Хадсон и всем сборищем полицеских. А вот потом... Потом начинается настоящая веселуха.
  Думаю, все это время, читая сей опус, вы задаетесь вопросом, почему эта дура напялила аватар с Мориарти-то? А потому, что настоящая веселуха начинается тогда, когда в игру вступает сам великий и ужасный М. Более того, кроме закрутки сюжета (две серии, в которых Шерлок воюет напрямую с мистером М, лично мне показались самыми захватывающими) Мориарти мгновенно привносит в весь этот коктейль комедии, детектива, триллера и бог знает чего еще настоящую криминальную драму. И если в первый раз Мориарти лишь прощупывает почву (хотя сцена в бассейне заставила меня неплохо понервничать), то во второй он берется за дело всерьез. Моффат в интервью обмолвился, что, разрабатывая образ Мориарти, они с Гэтиссом отталкивались от тезиса "это должен быть преступник такого типа, которого мы в современном обществе боимся более всего. Если викторианцев приводила в ужас мысль о том, что преступный мир может быть настоящей организацией, системой, то кошмар двадцать первого века - это, безусловно, террорист-смертник". Конечно, Мориарти здесь намного больше, чем террорист-смертник. Гений и психопат в одном лице, готовый на все - в прямом смысле слова "все", - чтобы выиграть ту игру, которую сам же и затеял. Преступник, все также дергающий за веревочки, как и его прототип, однако куда опаснее, потому что не боится ничего потерять. Деньги, власть, сила - все это для него лишь методы, а не цели. Он кукловод, ему интересен сам процесс игры с жизнями других. Ничего удивительного, что игра против Шерлока Холмса становится для него самым лучшим допингом, с которым - он это понимает - уже ничто не сравнится. Я не знаю, был ли суицид настоящим, я уже ничему не удивлюсь, даже если каким-то образом Мориарти тоже лишь разыграл Шерлока, но исхожу все же из того, что все было всерьез. И в общем-то это понятно - какой смысл, когда единственный достойный противник полностью уничтожен, а все остальные настолько глупы и скучны, что лучше сдохнуть, чем с ними играть. Что всегда прекрасно с такими персонажами - персонажами типажа Джокера, - так это то, что они совершенно непредсказуемы. И если при написании сценария поставить именно на это, да к тому же подобрать правильного актера, то всегда получится что-то особенное. Собственно, это мы здесь и наблюдаем. Я знаю, конечно, что повизгивать от восторга, когда главгад обводит главгера вокруг пальца, - это нехорошо. Но удержаться я не могла на всех этих "Ричард Брук", "бинарный код мелодии Баха", сказках братьев Гримм и прочая и прочая. Хотя финальный выстрел побил, конечно, все. Нет, Шерлок его, в итоге, понятное дело, перехитрил (господи, а outwit по-русски как будет?.. И не перехитрил, и не обманул... Переумнил, разве что), пусть мы пока не знаем, как именно (ставлю на: Молли, уличные зеваки - либо Молливские подельники, либо бомжи, - и велосепидист, сбивший Джона и давший несколько мгновений на то, чтобы что-то сделать с телом). Но ход Мориарти был красив, че уж там. Вся партия была очень красивой. Возвращаясь же к изначальному вопросу про аватар, есть у меня слабость к талантливым злодеям. Да и сам кадр бесподобен, хехе.
  И надо же такое дело, ведь уже мало того, что в принципе историю знаешь, но еще и знаешь, что третий сезон уже снят и вот-вот выйдет, а все равно самым глупым образом искренне переживаешь за героев. Это с Шерлоком Холмсом, наверное, самое сложное: зная наперед практически все, трудно поддаться эмоциям. Однако если сделано это талантливо, никуда от переживаний не деться, все равно будешь грызть ногти, ерзать на диване и забывать дышать. Жалко, конечно, что Мориарти мы, скорее всего, больше не увидим, но, я думаю, доверять этим парням можно - они придумают что-нибудь не хуже. Я уже предвкушаю внезапную встречу Джона с воскресшим другом. Сценаристы пообщели, что обмороком дело не ограничится. Главное, чтоб не убил на радостях.
  Ну и, конечно, я не могу не упомянуть тот простой факт, что теперь ожидание Хоббита стало особенно невыносимым. Главное, чтоб меня успели откачать после Ли Пейса аккурат к тому моменту, как Джон Бильбо встретится со воскресшим другом Смаугом. Думаю, это будет забавное зрелище. Не фильм. Кинозалы. По крайней мере те, в которых будет идти версия с оригинальной озвучкой. Вы только представьте себе: обожаемый всеми Бильбо, перенесший столько трудностей и переживший столько страхов, наконец добирается до драгоценной гномьей горки, ныряет в океаны злата и внезапно нос к носу сталкивается с Ним - страшным, огромным, голодным, злобным и плюющимся фейерверками драконом. Бильбо близок к провалу, как никогда, а дракон вдруг начинает говорить. И все женское население кинозалов, вместо того, чтобы самозабвенно падать в обморок или хотя бы дико визжать от страха, вдруг начинает хихикать, перемигиваться и громко вздыхать. ПиДжей пошел на риск. Боюсь, когда Бард, скорей всего уже в следующем фильме, пристрелит таки ползуче-летючего гада, в кинозалах по всему миру случится траур. И кто-нибудь обязательно с надеждой скажет: ведь однажды он уже вроде как умер, а потом оказалось, что не умер, может, и второй раз тоже получится...

  Подозреваю, что теперь я кажусь всем жуткой няшкой. Но нет, я все еще та самая. И сейчас я буду говорить про Ричи.
Я прошу отметить еще раз тот факт, что это мое личное мнение, не претендующее на истину и ни в коем случае не относящееся к любителям этих фильмов. Я просто честно пишу свое мнение, потому что меня просили посмотреть, а значит, меня просили высказаться, и молчать как-то некрасиво, к тому же, меня распирает, все-таки целых четыре часа своей жизни потратила, а врать я не умею.

Guy Ritchie's Sherlock Holmes & Sherlock Holmes: A Game of Shadows.

  Для начала надо сказать две вещи: я признаю, смотреть Ричи после Шерлока было ошибкой. Не то, чтоб восприятие сильно изменилось бы, но смотреть в условиях "да все равно больше хорошо уже никогда ничего не снимут" - это совсем не то, что в условиях "черт, а ведь оказывается, тема себя еще не изжила". Я, конечно, не знала и не ожидала, что сериал мне понравится. Но тем не менее. Второе же, я не ожидала ничего особенного. Не в смысле, я не ждала, что фильмы будут хорошими, а в смысле, что я не ждала двух вещей: первое, что это будет иметь отношение к книгам. Уже по трейлерам, которые я видела еще до выхода первого фильма, стало совершенно очевидно, что книги там и рядом не лежали. Но это нестрашно. Второе, чего я не ожидала, так это того, что Ричи выдаст фильмы на уровне Денег, карт и двух стволов или Большого куша, снимая про Шерлока Холмса. Другими словами, мои ожидания были крайне минимальны, равно как и претензии: я просто надеялась увидеть динамичные, веселые, остроумные детективные истории с отличными главными героями. Так мне обещали почти все рецензии и несколько друзей. Другими словами, ничто не предвещало. Я определенно не ожидала, что я чуть не засну минуте уже на 28-ой первого фильма и минуте эдак на тринадцатой второго. И что вместо Ричи, которого здесь нет вообще, кроме нескольких совершенно неуместных самоцитат типа негретянской банды викторианских полицейских, заряжающей винтовки револьверы в крутой тачке полицейской карете, атмосферы в цыганском таборе или боев без правил, так вот что вместо Ричи тут будет один сплошной и довольно средненький голливуд. Кстати по части самоповторов, цитаты из предыдущих фильмов меня покоробили, но цитаты из первого фильма во втором из серии "Холмс скачет в чужом прикиде вслед за крутящей мягким местом Адлер так, чтоб она не заметила, параллельно делая много чего" меня уже откровенно рассмешили. Я не ожидала, что вместо Шерлока Холмса нам представят, пусть и хорошо сыгранного, но расхристанного и разнузданного молодца, решающего вопросы гораздо охотнее кулаками, чем мозгом. И если в первом фильме метод дедукции еще хотя бы показали, то во втором на дедукцию было решено забить окончательно. Я не ожидала, что вместо сложного, на самом деле, персонажа доктора Ватсона нам предстанет другой атлетический молодец, чья дедукция ничем не хуже холмсовской, да и юмор тоже, и это не комплимент ("Он тут как рыба в воде. - И пьет, видать, также". Я упустила момент, не успела рассмеяться), причем молодец настолько лихой, что даже смерть своего вроде как лучшего друга он перенес, не моргнув глазом, а когда узнал, что он вовсе не помер, не то, что в обморок не упал, а только усмехнулся. Воистину, подумаешь. Хотя, с другой стороны, он так отчаянно оба фильма разрывался между необъяснимым чувством долга помочь лучшему другу и страстным желанием наконец от него отделаться, что его можно понять, наверное. Я... ожидала, что бабы будут как на подбор пресные. Бабы - не конек Ричи, а в Голливуде по-настоящему сильный женский персонаж - это табу. Но не настолько же! Ирэн должна быть как бы умной! А не только уметь проламывать черепа и травить Холмса, а после привязывать его голым к кровати (чудесный юмор. Лучше был только момент выхода Майкрофта в таком же голом виде к жене Ватсона. Видимо, здесь зритель вообще должен был от смеха сдохнуть. Но мну нипонял). Я так обрадовалась, так обрадовалась, когда Мориарти ее отравил в начале второго фильма, подумала, ну все, щас пойдет нормально, так нет же, ее заменили еще более ужасной цыганкой, которая при этом еще и вообще непонятно, что там делала. Про жону Ватсона мну умолчит, мну однако не умолчит про миссис Хадсон! ГДЕ МИССИС ХАДСОН?? Что это за недоразумение?? Простите, я это как личную обиду восприняла, я так люблю миссис Хадсон... И, да, я была столь наивна, но я ожидала, что в Холмсе будет хоть что-то от Холмса, однако даже скрипку он так ни разу по назначению и не использовал. И уж точно никак я не ожидала, что "детективные истории" мало того, что будут вообще ни разу не по книгам даже близко, но и детективными вовсе не будут, потому что преступники известны с первого же их появления в кадре, а дальше только вопрос техники. Не дедуктивной, в основом, а кулачных боев. Зато против двухметрового французского амбала и кубанского казака, хей. Я не ожидала, что сами эти преступники - фокусник в первом фильме и Мориарти во втором - будут настолько никакущие - фокусник только и мог, что дьявольски шевелить бровями, а Мориарти... Мориарти... *плакает* Профессоришка какой-то, но никак не мастермайнд преступного мира. Но не будем о грустном. Я не ожидала, что практически все виды будут нарисованы на компе, причем так, что это откровенно видно. И уж точно я не ожидала, что в фильме Гая Ричи штамп будет сидеть на штампе и штампом погонять. Здесь ВСЕ - сплошные штампы, а то и вовсе плагиат из других фильмов. Но самое большое мое разочарование - это диалоги. Фирменные диалоги Ричи, над которыми ухахатываешься обычно и на сотом просмотре, и которые дадут фору даже Криминальному Чтиву... Хорошо, ладно. Такое было только в первых двух фильмах, да. Однако так, чтоб оно вообще не проскальзовало... Чтоб шутили, когда надо, и так, как не надо... Я за четыре часа не улыбнулась ни разу. Никогда бы не подумала, вот даже в страшном сне. Ну и окончательно меня добили эти бесконечные кулачные и не только бойки всех со всеми непонятно зачем, да еще и в замедленной съемке порой. Нет, я понимаю, что я ничего не понимаю. И что кулачные и только бои в неограниченных количествах - это жуть как круто, и жуть какой показатель актерского мастерства. Я признаю свою несостоятельность. Я не люблю уличные драки, они мне не вставляют. Особенно когда они существуют только для того, чтобы забить экранное время, потому что сюжетная линия его забить не может никаким образом. Хотя нет, вру. Окончательно меня добили не они, а сцена, в которой Ватсон изнасиловал Холмса после того, как Холмс вышвырнул из окна поезда Ватсоновскую жону на полном ходу. Это была феерия.
Ужасно. Простите меня, пожалуйста. Но это просто ужасно. Это ужасно, как экранизация, привязанная к имени Шерлока Холмса. Это ужасно как фильм когда-то блестящего режиссера. И это ужасно само по себе, даже как голливудская клюква. Я была не в расстройстве даже. Я была в шоке. И написала я это все только потому, что меня рано или поздно спросили бы, и лучше уж так. Я представить себе не могу, что здесь могло понравиться. Нет, фильм поумнее какого-нибудь Тора будет, это я сравнила с последним из голливудщины, что я смотрела, я редко смотрю голливудщину. Но это очень слабый аргумент.

  Однако в целом неделя прошла очень удачно, я щщитаю. Я теперь с удовольствием и очень недолго буду ждать третьего сезона бибисишного сериала, народ вовлеченный заверяет, что новые фильмы будут круты, и я не вижу на данный момент причин им не верить. Да и удовольствие от противостояния Бильбо-Смауг теперь покроется еще одним приятным слоем. Не сие ли есть радость? Сие!
nel6: (surprise)
я - дура, и я совершенно зря отказывалась смотреть бибисишного Шерлока "потому что не смотрю сериалы". Если бы не Мори, я бы так и не смотрела. Правда, настоятельно посоветовала Мори мне его года полтора назад... Но я же признала официально сам факт, правда? Зато теперь меня ждут еще пять фильмов, а там, глядишь, и новые поспеют. К книжкам это не имеет никакого отношения, но в кои-то веки это не мешает, я бы даже сказала, так интереснее.
Я просто посчитала своим долгом сделать сие официальное признание.
nel6: (surprise)
Забавно так читать рецензии на первого Хоббита. Прямо как села в машину времени. Первый ВК обсуждали ровно так же: бурно, нервно, а главное по всему спектру от "гениально" до "дерьмо" и "это так в духе Толкиена!" до "тут Толкиен даже рядом не лежал". Вообще, я представляю, как это воспринимается со стороны человеком, который нифига не знает, книги не читал, ВК если и смотрел, то дома на экранке, и просто хочет приятно провести уикенд. Открываешь наугад рецензии, а там полный разброд и шатание в плане критических замечаний.
Джексон дурак, что впихнул всех гномов, нафига они там, не уследить, только время тянут, подумаешь, книга, надо было урезать их число в два, а лучше в три раза.
Гномам уделили слишком мало времени, я так и не запомнил, кто есть кто, нужно было подойти к их персонажам внимательнее, а то все Торин, да Балин.
Зачем Джексон насел на книгу, в конце концов, детское сказко, надо было урезать половину сцен, а не идти буква в букву.
Зачем Джексон так отступается от книги, сказка сказкой и должна быть!
Я вообще не понял, по какой книге снималось, по Хоббиту или по сноскам ВК?
Фильм слишком длинный, нахрена сцены в Бэг-Энде и с Голлумом так подробно по книге?
Фильм был нормальный в Бэг-Энде, а потом поскакало, куда он так торопится?
Фильм слишком веселый, а я хочу как в ВК!
Слава богу, тут хоть посмеяться можно, а ВК был слишком мрачным!
Нахрена песни?
Наконец-то песни!
Тут хоть спецэффекты получше, а в ВК был такой рисованный троль, беее.
Тут все слишком рисованное, а в ВК было как настоящее.
И вообще скучно.
Я не заметил, как пролетели три часа!
Единственная статья, по которой споров почти нет, это главные персонажи, а не как с Фродо и Арагорном, и только про Бланшетт снова лениво сказанули "страшная как смерть", а вторые лениво запротестовали "дураки, красивейшая женщина". А так все точно как со старых споров по ВК списывают. Бедные, бедные те, кто не знает, идти им ли не идти. У меня дежавю, дежавю))
nel6: (surprise)
Слава богу, мне целый год было, чем заниматься, поэтому ожиданием меня накрыло только сейчас, а не много месяцев назад, иначе в кино 13 декабря я пошла бы совсем без маникюра - не осталось бы ногтей, на котором его можно было бы сделать. Когда болеешь, появляется слишком много свободного времени, зато полностью исчезают силы на то, чтобы потратить это время как-то с толком. Так что нет ничего удивительного в том, что в итоге я засела пересматривать Властелина. Потом подумала, и пересмотрела Хоббита. Потом подумала еще раз, и снова пересмотрела Хоббита в процессе чего - и вследствие крайне познавательной беседы с Киви - мною было окончательно уяснено, что Трандуил сидел таки на олене, просто вымершего типа, откуда и странные для оленей рога. Оленя было решено кликать Лосем. Надо заметить, что в этот раз - или разы - я наконец-то смотрела в оригинальной озвучке. И она окончательно убила во мне все остатки здравого смысла и здорового скепсиса. Нету их, не осталось. Я это все к чему... *тяжело вздыхает* Я это к тому, что не стоит ждать от меня ничего адекватного. Если с ночи 13 декабря в моем ЖЖ начнут появляться посты подобного содержания - "АААААА, Бильбо самый бильбостый Бильбо из всех Бильбо" "Торин - самое великое Величество из всех Величеств" "Нет, самое великое Величество из всех Величеств - это Трандуил" "А я говорю, Торин" "А я говорю..." "Пля, Медведь ахеренен!" "Мама дорогая, морда Смауга и лицо Бенедикта Камбербэтча - это ваще одна рожа!" "А Бильбо все равно всех круче, потому что круче него только Гэндальф, но он не в счет" "Прости, Леголас, ты лапочка и все такое, но лучше бы нам не показывали твоего папА" "А Бильбо все равно круче всех!" "А я говорю, Торин..." и так далее и тому подобное - пожалуйста, не удивляйтесь и не отфренживайте сразу. Вы, мои дорогие френды, пережили немало моих приступов и припадков разной степени бурности, так что я в вас верю. Собственно, это все. Ну, разве что еще только то, что если подобное начнет происходить даже до ночи 13 декабря... Ну, в общем, вы поняли.
Как я люблю эту сказку, епт.
Ну и, собственно, про величеств. Забавно то, что, видимо, те, кто так невзлюбил Арагорна в исполнении Мортенсена, ожидали от Арагорна того, чем в итоге оказался Торин в исполнении Армитажа. И я буду плакать, когда кто-то скажет - а скажут, - "какая жалость, что Ли Пейса не пригласили на роль Элронда вместо агента Смита". Я буду плакать, но это будут слезы счастья от того, что Джексон сделал именно так, как сделал. Гы.



Добавка для Киви и других страждущих, пропустивших сегодняшний лайв-ивент (я так понимаю, Киви, что ты спала в сей безбожно поздний час), чтоб не искать.





nel6: (candle girl)
Проглотив сегодня в очередной раз два первых фильма ВК, подумала, что все-таки самой главной заслугой Джексона является созданная им и его командой красота, от съемок Новой Зеландии до компьютерной графики. Практически все было взято ним из картин известных в среде толкиенистов иллюстраторов работ Толкиена, так что в фильме все произошло, как в настоящей сказке - картины вдруг ожили. И обрели новые грани. Буквально каждый кадр переполнен красотой, будь это хоть панорамная съемка, хоть крупный план лиц. На фоне чего, конечно же, то, что должно быть уродливым - орки, Изингард, Мордор - уродливы особенно. Если только не считать того, что даже в жутких крепостях Зла, Ородруине и даже Пламенном Оке кроется своя, пусть извращенная красота. Это просто пиршество для эстетических чувств. И именно поэтому я с таким нетерпением жду следующей части Хоббита. Красота - одно из величайших наслаждений этого мира (удивительно, что религия и ее не запретила). Душа жаждет очередной порции удовольствия. Удивительного, потрясающего удовольствия.
Так снять сказку мог только тот, кто ее очень, очень любит. Только настоящий фанат, из нутра.

ПыСы. А забыла, в итоге, отметить то, ради чего начала писать. Музыка. Там какая-то просто неземная работа с музыкой. Шедеврище.
nel6: (candle girl)
Hands, softer than he had been expecting, touched Harry's face, pulled back an eyelid, crept beneath his shirt, down to his chest and felt his heart. He could hear the woman's fast breathing, her long hair tickled his face. He knew that she could feel the steady pounding of life against his ribs.
"Is Draco alive? Is he in the castle?"
The whisper was barely audible; her lips were an inch from his ear, her head bent so low that her long hair shielded his face from the onlookers.
"Yes," he breathed back.
He felt the hand on his chest contract; her nails pierced him. Then it was withdrawn. She had sat up.
"He is dead!"
Deathly Hallows, "The Flaw in the Plan"

Третья моя любимая линия, как ни странно это может показаться, это Малфои. И не потому, что вообще имею слабость к дому Слизерина, хехе (естественно, в него и попала на Поттермор, хоть отвечала предельно честно). Хоть Малфои и бОльшие слизеринцы по духу, чем даже сам Вольдеморт, а возможно и сам Слизерин - "ускользни хитростью из любой западни" в качестве семейного кредо, - они, разумеется, далеко не те представители Дома, с кого хоть в чем-то стоило бы брать пример, наверное. По крайней мере, Снейп, Регулус и Андромеда куда больше заслуживают сострадания и уважения. Но я в восторге от того, как Роулинг выкрутила эту, по-началу такую банальную линию блондинистых богатых аристократов, которым главгеры по идее должны были надрать задницу в конце, и всех делов. Однако Роулинг сделала всех Пожирателей разными, и дала всем разные причины. И между Пожирателем Малфоем старшим (младший - это вообще совершенно другая история, потому что о свободном выборе в случае Драко речь не шла в принципе никогда), полезшим в эти дебри ради власти при дворе нового правителя и, насколько можно судить из книг, не замаравшим себя убийствами, и той же Беллатрикс, психопаткой-садисткой, помешанной на единственном объекте своей извращенной любви, то бишь, Темном Лорде, - пропасть. Фашистов вообще любят представлять одной большой массой одинаковых преступников. Но Роулинг показала, что у каждого всегда есть свои причины. Кто-то, как Люциус, любит позицию серого кардинала, кто-то, как Регулус, просто дурак, кто-то, как Снейп, любопытен, кто-то, как Амбридж, помешан на власти над другими, кто-то, как Беллатрикс, прирожденный убийца. И есть что-то глубоко удовлетворительное в том, что круг истории, которая началась с Лили, спасшей ценой своей жизни своего сына, замыкается на женщине "с другой стороны баррикад", рискующей своей жизнью, спасая Гарри ради надежды на спасение своего. Это изящно, это красиво, и это символично.
Про фильмы я скажу в конце, но вот эта последняя сцена с Малфоями, на мой взгляд, отлично суммирует все. Конечно, она отличается от сцены в книге, но поскольку там все отличается, этот вариант лучший из возможных. Что показательно, уходят они еще до исхода финальной битвы - какими бы трусливыми они ни были, Нарцисса рискнула всем в ситуации реальной опасности. В последнем фильме, кстати, есть еще потрясающая сцена Вольдеморта с Лициусом на причале про "how can you live with yourself". Самое смешное заключается в том, что, при всем ужасе Вольдеморта, даже он имеет право задать Малфою этот вопрос. Другой вопрос, однако, в том, что он помер, а Лициус вполне себе поживает.
(Невилл, Невилл... Кто бы мог подумать в первых книгах...))))



Дамблдор. Чего только можно наговорить про Дамблдора! Вроде бы каноничнее некуда: всемудрый старец, ведущий главгера к победе. Вроде бы, Гэндальф как он есть. Но с каждой книгой неоднозначность этого персонажа становится все очевиднее, и дело, конечно, не только, и не столько в истории его семьи и Геллерта. Не знаю, как кого, но меня вся эта бэкграундная история не особо поразила, возможно за давностью лет. Уж как люди меняются с годами, я знаю прекрасно. Гораздо больше меня поражает тот холодный рассчет, с которым Дамблдор ведет Гарри, по сути, на смерть, сколько ни говори про то, что он все знал заранее, как оно будет. Не знал, не мог знать. И рисковал чужой жизнью. Но, если многих это отвращает, меня, напротив, восторгает. Это мужество, хладнокровие и ум настоящего политика, способного брать на себя настоящую ответственность и ставить на карту все в том случае, когда это - единственный выход. Позволь он себе чуть больше жалости, чуть больше желания уберечь - и все было бы проиграно. Это тот самый "очевидный выбор, от которого не становится легче", о котором я говорила ранее. Потому что героем может стать только тот, кто также может стать для истории бездушнейшим из злодеев.
Возможно, не сразу понятно, почему я выбрала именно эту цитату из всех, но именно здесь, в этом отрывке, я особенно четко чувствую всю глубину этих отношений.

"Harry’s feet hit solid ground; his knees buckled a little and the golden wizard’s head fell with a resounding clunk to the floor. He looked around and saw that he had arrived in Dumbledore’s office.
 Everything seemed to have repaired itself during the Headmaster’s absence. The delicate silver instruments stood once more on the spindle-legged tables, puffing and whirring serenely. The portraits of the headmasters and headmistresses were snoozing in their frames, heads lolling back in armchairs or against the edge of the picture. Harry looked through the window. There was a cool line of pale green along the horizon: dawn was approaching.
 The silence and the stillness, broken only by the occasional grunt or snuffle of a sleeping portrait, was unbearable to him. If his surroundings could have reflected the feelings inside him, the pictures would have been screaming in pain. He walked around the quiet, beautiful office, breathing quickly, trying not to think. But he had to think… there was no escape…
 It was his fault Sirius had died; it was all his fault. If he, Harry, had not been stupid enough to fall for Voldemort’s trick, if he had not been so convinced that what he had seen in his dream was real, if he had only opened his mind to the possibility that Voldemort was, as Hermione had said, banking on Harry’s love of playing the hero…
 It was unbearable, he would not think about it, he could not stand it… there was a terrible hollow inside him he did not want to feel or examine, a dark hole where Sirius had been, where Sirius had vanished; he did not want to have to be alone with that great, silent space, he could not stand it—
 A picture behind him gave a particularly loud grunting snore, and a cool voice said, “Ah… Harry Potter…”
 Phineas Nigellus gave a long yawn, stretching his arms as he surveyed Harry out of shrewd, narrow eyes.
 “And what brings you here in the early hours of the morning?” said Phineas eventually. “This office is supposed to be barred to all but the rightful Headmaster. Or has Dumbledore sent you here? Oh, don’t tell me…” He gave another shuddering yawn. “Another message for my worthless great-great-grandson?”
 Harry could not speak. Phineas Nigellus did not know that Sirius was dead, but Harry could not tell him. To say it aloud would be to make it final, absolute, irretrievable.
 A few more of the portraits had stirred now. Terror of being interrogated made Harry stride across the room and seize the doorknob.
 It would not turn. He was shut in.
 “I hope this means,” said the corpulent, red-nosed wizard who hung on the wall behind the Headmaster’s desk, “that Dumbledore will soon be back among us?”
 Harry turned. The wizard was surveying him with great interest. Harry nodded. He tugged again on the doorknob behind his back, but it remained immovable.
 “Oh good,” said the wizard. “It has been very dull without him, very dull indeed.”
 He settled himself on the throne-like chair on which he had been painted and smiled benignly upon Harry.
 “Dumbledore thinks very highly of you, as I am sure you know,” he said comfortably. “Oh yes. Holds you in great esteem.”
 The guilt filling the whole of Harry’s chest like some monstrous, weighty parasite, now writhed and squirmed. Harry could not stand this, he could not stand being himself any more… he had never felt more trapped inside his own head and body, never wished so intensely that he could be somebody; anybody, else…
 The empty fireplace burst into emerald green flame, making Harry leap away from the door, staring at the man spinning inside the grate. As Dumbledore’s tall form unfolded itself from the fire, the wizards and witches on the surrounding walls jerked awake, many of them giving cries of welcome.
 “Thank you,” said Dumbledore softly.
 He did not look at Harry at first, but walked over to the perch beside the door and withdrew, from an inside pocket of his robes, the tiny, ugly, featherless Fawkes, whom he placed gently on the tray of soft ashes beneath the golden post where the full-grown Fawkes usually stood.
 “Well, Harry,” said Dumbledore, finally turning away from the baby bird, “you will be pleased to hear that none of your fellow students are going to suffer lasting damage from the night’s events.”
 Harry tried to say, “Good,” but no sound came out. It seemed to him that Dumbledore was reminding him of the amount of damage he had caused, and although Dumbledore was for once looking at him directly, and although his expression was kindly rather than accusatory, Harry could not bear to meet his eyes.
 “Madam Pomfrey is patching everybody up,” said Dumbledore. “Nymphadora Tonks may need to spend a little time in St. Mungo’s, but it seems she will make a full recovery.”
 Harry contented himself with nodding at the carpet, which was growing lighter as the sky outside grew paler. He was sure all the portraits around the room were listening closely to every word Dumbledore spoke, wondering where Dumbledore and Harry had been, and why there had been injuries.
 “I know how you’re feeling, Harry,” said Dumbledore very quietly.
 “No, you don’t,” said Harry, and his voice was suddenly loud and strong; white-hot anger leapt inside him; Dumbledore knew nothing about his feelings.
 “You see, Dumbledore?” said Phineas Nigellus slyly. “Never try to understand the students. They hate it. They would much rather be tragically misunderstood, wallow in self-pity, stew in their own—”
 “That’s enough, Phineas,” said Dumbledore.
 Harry turned his back on Dumbledore and stared determinedly out of the window. He could see the Quidditch stadium in the distance. Sirius had appeared there once, disguised as the shaggy black dog, so he could watch Harry play… he had probably come to see whether Harry was as good as James had been… Harry had never asked him…
 “There is no shame in what you are feeling, Harry,” said Dumbledore’s voice. “On the contrary… the fact that you can feel pain like this is your greatest strength.”
 Harry felt the white-hot anger lick his insides, blazing in the terrible emptiness, filling him with the desire to hurt Dumbledore for his calmness and his empty words.
 “My greatest strength, is it?” said Harry, his voice shaking as he stared out at the Quidditch stadium, no longer seeing it. “You haven’t got a clue… you don’t know…”
 “What don’t I know?” asked Dumbledore calmly.
 It was too much. Harry turned around, shaking with rage.
 “I don’t want to talk about how I feel, all right?”
 “Harry, suffering like this proves you are still a man! This pain is part of being human—”
 “THEN—I—DON’T—WANT—TO—BE—HUMAN!” Harry roared, and he seized the delicate silver instrument from the spindlelegged table beside him and flung it across the room; it shattered into a hundred tiny pieces against the wall. Several of the pictures let out yells of anger and fright, and the portrait of Armando Dippet said, “Really!”
 “I DON’T CARE!” Harry yelled at them, snatching up a lunascope and throwing it into the fireplace. “I’VE HAD ENOUGH, I’VE SEEN ENOUGH, I WANT OUT, I WANT IT TO END, I DON’T CARE ANY MORE—”
 He seized the table on which the silver instrument had stood and threw that, too. It broke apart on the floor and the legs rolled in different directions.
 “You do care,” said Dumbledore. He had not flinched or made a single move to stop Harry demolishing his office. His expression was calm, almost detached. “You care so much you feel as though you will bleed to death with the pain of it.”
 “I—DON’T!” Harry screamed, so loudly that he felt his throat might tear, and for a second he wanted to rush at Dumbledore and break him, too; shatter that calm old face, shake him, hurt him, make him feel some tiny part of the horror inside himself.
 “Oh, yes, you do,” said Dumbledore, still more calmly. “You have now lost your mother, your father, and the closest thing to a parent you have ever known. Of course you care.”
 “YOU DON’T KNOW HOW I FEEL!” Harry roared. “YOU—STANDING THERE—YOU—” But words were no longer enough, smashing things was no more help; he wanted to run, he wanted to keep running and never look back, he wanted to be somewhere he could not see the clear blue eyes staring at him, that hatefully calm old face. He turned on his heel and ran to the door, seized the doorknob again and wrenched at it.
 But the door would not open.
 Harry turned back to Dumbledore.
 “Let me out,” he said. He was shaking from head to foot.
 “No,” said Dumbledore simply.
 For a few seconds they stared at each other.
 “Let me out,” Harry said again.
 “No,” Dumbledore repeated.
 “If you don’t—if you keep me in here—if you don’t let me—”
 “By all means continue destroying my possessions,” said Dumbledore serenely. “I daresay I have too many.”
 He walked around his desk and sat down, behind it, watching Harry.
 “Let me out,” Harry said yet again, in a voice that was cold and almost as calm as Dumbledore’s.
 “Not until I have had my say,” said Dumbledore.
 “Do you—do you think I want to—do you think I give a—I DON’T CARE WHAT YOU’VE GOT TO SAY!” Harry roared. “I don’t want to hear anything you’ve got to say!”
 “You will,” said Dumbledore steadily. “Because you are not nearly as angry with me as you ought to be. If you are to attack me, as I know you are close to doing, I would like to have thoroughly earned it.”
"The Lost Prophecy", Harry Potter and the Order of the Phoenix


Есть разный уровень восприятия персонажа. Кажется, я где-то об этом говорила уже. Причем что для автора, что для читателя. Есть уровень литературный - то есть, объективная оценка работы с персонажем, анализ того, flat он или round, разбор его развития. Есть уровень личный - это насколько ты видишь себя в нем, и насколько можешь себя с ним идентифицировать. И есть уровень симпатии - это когда он нравится тебе с чисто человеческой точки зрения. Я сомневаюсь... По крайней мере, мне хочется надеяться, что в плане симпатии Вольдеморту не повезло. И что идентифицировать себя с ним полностью могут немногие. Но вот с точки зрения литературы я безоговорочно влюблена в Вольдеморта. Вероятность того, что мы в очередной раз получим "Абсолютное Зло - Прототип Дьявола", была столь велика, что даже некоторые критики отметили свое удивление. Нет, разумеется, это классический злодей с классической злодейской идеалогией. Однако он так далек от дьявола, как только может быть далек от него злодей. Оговорюсь, от дьявола в христианской традиции. Самое страшное в Вольдеморте то, насколько он человек. Все его ошибки, все его поступки, все его решения и реакции совершенно человеческие. Конечно, его можно назвать психопатом, я не о том. И, конечно, он отличается от простого смертного и своей силой, и, в некоторой степени, уровнем интеллекта. Однако на тот путь, на который он вступил, его толкнули совершенно человеческие пороки, чуждые всему сверхъестественному: страх смерти, зависть, эгоизм, чувство собственной исключительности, любопытство, ограниченность мышления в некоторых вопросах и, конечно, обсессия идеей, в его случае идеей бессмертия, вызванной тем самым страхом смерти. Помню, когда читала о Хоркруксах - простите, я не могу запомнить этот дикий русский перевод этого слова (а после "Мраксов" я и пытаться перестала, приняв решение раз и навсегда пользоваться английскими названиями. Мраксы в качестве фамилии? МРАКСЫ? Srsly? Про дословный перевод говорящих фамилий я в принципе молчу, эту фишку всегда можно использовать только в оригинале, тут уж ничего не попишешь, но с этим я смирилась еще после Сумкинса, прастихосспаде, но чтобы еще и неправильно перевести? Это ваще. Кстати, фамилия сия - прямая цитата из The Prime of Miss Jean Brodie. Это такое краткое отступление. Если вы не читали книгу, посмотрите хотя бы фильм, и вовсе не ради Мисс Гаунт, а ради Мэгги Смит - увидите молодую МакГонагалл. Не потому, что это та же актриса. А потому, что роль одна и та же. Роулинг с этой роли Смит Минерву и списывала, а Смит все поняла правильно. Посмотрите, поймете. Конец краткого отступления.) Апчем я? А, да. Когда я читала о Хоркруксах, помню, мучал меня один вопрос. Если уж ты уже идешь на такое дело, почему не взять в качестве объекта консервную банку и не сбросить ее потом на дно Тихого Океана где-нибудь около острова Пасхи? И никакой Дамблдор, не то, что Гарри Поттер, в жизни бы не нашел. Однако чисто человеческая паранойя в совокупности с манией величия привела к тому, к чему привела, причем дважды: второй раз с пророчеством. Дьявол в такую ситуацию не попал бы в принципе, и не только потому, что ему оно не надо, он и так бессмертен. Как ни парадоксально - а может, и не парадоксально, а очень даже логично для человека, выросшего из того ментального возраста, когда люди боятся бесов и Сатаны, - но именно поэтому я считаю Вольдеморта страшным. Потому, что непредсказуем. Потому, что безумен. Потому, что садист. Потому, что человек. Глубоко злой, плохой и пропащий человек. Ничего страшнее быть не может.
Я очень люблю седьмую книгу за то (хотя, как вы поняли, я ее вообще люблю очень), что в ней мы наконец получаем доступ в помыслы Вольдеморта не урывками, и не через его прошлое, как в шестой, а через его ПоВ. Пусть всего несколько раз, но она очень круто описала эту нервозность, эту неуравновешенность сознания, эту опасность сумасшедшего. И, наверное, это тоже символично, что события в Лощине Годрика в их полноте мы видим его глазами.

"He's coming! Hermione, he's coming!"
As he yelled the snake fell, hissing wildly. Everything was chaos: It smashed shelves from the wall, and splintered china flew everywhere as Harry jumped over the bed and seized the dark shape he knew to be Hermione—
She shrieked with pain as he pulled her back across the bed: The snake reared again, but Harry knew that worse than the snake was coming, was perhaps already at the gate, his head was going to split open with the pain from his scar—
The snake lunged as he took a running leap, dragging Hermione with him; as it struck, Hermione screamed, "Confringo!" and her spell flew around the room, exploding the wardrobe mirror and ricocheting back at them, bouncing from floor to ceiling; Harry felt the heat of it sear the back of his hand. Glass cut his cheek as, pulling Hermione with him, he leapt from bed to broken dressing table and then straight out of the smashed window into nothingness, her scream reverberating through the night as they twisted in midair...
And then his scar burst open and he was Voldemort and he was running across the fetid bedroom, his long white hands clutching at the windowsill as he glimpsed the bald man and the little woman twist and vanish, and he screamed with rage, a scream that mingled with the girl's, that echoed across the dark gardens over the church bells ringing in Christmas Day...
And his scream was Harry's scream, his pain was Harry's pain... that it could happen here, where it had happened before... here, within sight of that house where he had come so close to knowing what it was to die... to die... the pain was so terrible... ripped from his body... But if he had no body, why did his head hurt so badly; if he was dead, how could he feel so unbearably, didn't pain cease with death, didn't it go...
The night wet and windy, two children dressed as pumpkins waddling across the square and the shop windows covered in paper spiders, all the tawdry Muggle trappings of a world in which they did not believe... And he was gliding along, that sense of purpose and power and rightness in him that he always knew on these occasions... Not anger... that was for weaker souls than he... but triumph, yes... He had waited for this, he had hoped for it...
"Nice costume, mister!"
He saw the small boy's smile falter as he ran near enough to see beneath the hood of the cloak, saw the fear cloud his pained face: Then the child turned and ran away... Beneath the robe he fingered the handle of his wand... One simple movement and the child would never reach his mother... but unnecessary, quite unnecessary...
And along a new and darker street he moved, and now his destination was in sight at last, the Fidelius Charm broken, though they did not know it yet... And he made less noise than the dead leaves slithering along the pavement as he drew level with the dark hedge, and steered over it...
They had not drawn the curtains; he saw them quite clearly in their little sitting room, the tall black-haired man in his glasses, making puffs of colored smoke erupt from his wand for the amusement of the small black-haired boy in his blue pajamas. The child was laughing and trying to catch the smoke, to grab it in his small fist...
A door opened and the mother entered, saying words he cold not hear, her long dark-red hair falling over her face. Now the father scooped up the son and handed him to the mother. He threw his wand down upon the sofa and stretched, yawning...
The gate creaked a little as he pushed it open, but James Potter did not hear. His white hand pulled out the wand beneath his cloak and pointed it at the door, which burst open...
He was over the threshold as James came sprinting into the hall. It was easy, too easy, he had not even picked up his wand...
"Lily, take Harry and go! It's him! Go! Run! I'll hold him off!"
Hold him off, without a wand in his hand!... He laughed before casting the curse...
"Avada Kedavra!"
The green light filled the cramped hallway, it lit the pram pushed against the wall, it made the banisters glow like lightning rods, and James Potter fell like a marionette whose strings were cut...
He could hear her screaming from the upper floor, trapped, but as long as she was sensible, she, at least, had nothing to fear... He climbed the steps, listening with faint amusement to her attempts to barricade herself in... She had no wand upon her either... How stupid they were, and how trusting, thinking that their safety lay in friends, that weapons could be discarded even for moments...
He forced the door open, cast aside the chair and boxes hastily piled against it with one lazy wave of his wand... and there she stood, the child in her arms. At the sight of him, she dropped her son into the crib behind her and threw her arms wide, as if this would help, as if in shielding him from sight she hoped to be chosen instead...
"Not Harry, not Harry, please not Harry!"
"Stand aside, you silly girl... stand aside, now."
"Not Harry, please no, take me, kill me instead—"
"This is my last warning—"
"Not Harry! Please... have mercy... have mercy... Not Harry! Not Harry! Please— I'll do anything..."
"Stand aside. Stand aside, girl!"
He could have forced her away from the crib, but it seemed more prudent to finish them all...
The green light flashed around the room and she dropped like her husband. The child had not cried all this time. He could stand, clutching the bars of his crib, and he looked up into the intruder's face with a kind of bright interest, perhaps thinking that it was his father who hid beneath the cloak, making more pretty lights, and his mother would pop up any moment, laughing—
He pointed the wand very carefully into the boy's face: He wanted to see it happen, the destruction of this one, inexplicable danger. The child began to cry: It had seen that he was not James. He did not like it crying, he had never been able to stomach the small ones whining in the orphanage—
"Avada Kedavra!"
And then he broke. He was nothing, nothing but pain and terror, and he must hide himself, not here in the rubble of the ruined house, where the child was trapped screaming, but far away... far away...

"No," he moaned.
The snake rustled on the filthy, cluttered floor, and he had killed the boy, and yet he was the boy...
"No..."
And now he stood at the broken window of Bathilda's house, immersed in memories of his greatest loss, and at his feet the great snake slithered over broken china and glass... He looked down and saw something... something incredible...
"No..."
"Harry, it's all right, you're all right!"
He stooped down and picked up the smashed photograph. There he was, the unknown thief, the thief he was seeking...
"No... I dropped it... I dropped it..."
"Harry, it's okay, wake up, wake up!"
He was Harry... Harry, not Voldemort... and the thing that was rustling was not a snake... He opened his eyes."

"Bathilda's Secret", Deathly Hallows


Хоть я еще и скажу про фильмы, да, но про Рэйфа Файнса я скажу уже сейчас. Бывают же такие прирожденные актеры темной стороны души. Помню, я очень переживала из-за этой роли. Потому что, ну действительно, как на экране показать то, что было описано в книге? Красноглазое безносое существо - страшнейший психопат магического мира всех времен? Это круто звучит, когда написано, но попробуй передать это в кино. И помню, первый раз, когда смотрела Кубок Огня, помимо искреннего страха и отвращения, я испытала чистый восторг, который только рос с каждым следующим фильмом. Это невозможно описать, это надо видеть. И грим - это такая мелочь по сравнению с выражением глаз, голосом, жестикуляцией. "You are a fool, Harry Potter. And you will lose... everything". "Nagini, dinner". "How can you live with yourself?". Кажется, всего лишь отдельные фразы. Но эти фразы - это пособие актерского мастерства. Это гениальная актерская работа, которая стоит больше, чем десяток Оскаров.

Если я не удивлена тем, что Гарри далеко не самый любимый персонаж, то еще меньше я удивлена тем, что по множественным опросам самым любимым персонажем является Северус Снейп. Как удивительно сильно на читателя влияет несчастная любовь!.. Вот он, ключ ко всем сердцам. Пожалуй, Снейп на протяжении всей серии книг был самой большой интригой. На чьей он стороне? Сколько раз менялось общественное мнение, особенно в детстве, когда мы еще не понимали, кто такой Алан Рикман, и почему глупо ожидать, что персонаж, которого играет такой актер, окажется именно тем, кем он нам кажется. Я верила в Снейпа долго, но, должна признаться, на секунду даже я дрогнула, когда он пришил Дамблдора. Я ни секунды не сомневалась, что таков был план самого Дамблдора: он должен был умереть, потому что на последний путь юный герой всегда должен выходить один, без своего ментора, и он слишком умен, чтобы не видеть Снейпа насквозь. Снейп мог дурить самого Вольдеморта. Но не Дамблдора. Это законы жанра, хехе. Но я подумала, что, зная натуру Снейпа, Дамблдор для какой-то цели все так хитро подстроил. Мне казалось реальнее, что Роулинг вывернет все таким боком, чем что она придумает, как все же сделать из него героя. Хотя на самом деле разгадка лежит, конечно, еще в пятой книге, но это одна из тех разгадок, которые становятся понятны только, когда тебе все объяснили. Роулинг когда-то спросили, считает ли она Снейпа героем, и она не обманула мои ожидания, поставив этот тезис под сомнение. Я думаю, Северус Снейп - это настоящий триумф Роулинг как автора. Человек, по сути, гнилой: любящий власть, любящий самоутверждаться засчет тех, кто слабее, завистливый, испытывающий слишком большой интерес с темной магии. Человек, который по всем законам логики должен был стать настоящим Пожирателем, и собственноручно притащить Гарри Вольдеморту. И сделал бы это без всяких сомнений. Если бы где-то глубоко внутри он не был таким убежденным мазохистом, чтобы положить свою жизнь ради первой и единственной, и замороженной в своем величии самой смертью любви. Храбрость и упорство в своем мазохизме - вот два кита, без которых ни Дамблдор, ни Гарри, ни сама судьба не смогли бы победить Вольдеморта. В книгах постоянно говорится о невероятной силе любви Лили. Однако не меньше силы и в том, что в какой-то момент определенному человеку она любви НЕ дала. Не знаю, осознанная это ирония со стороны Роулинг, или так получилось само собой, но это совершенно неважно. Это почти такая же ирония, как и та, что Лили и мать Вольдеморта, по сути, сделали одно и то же - отдали свои жизни ради своих детей, ведь Меропа вполне могла помереть и раньше, но она все же как-то дотянула и дала жизнь сыну, - однако результат оказался поразительно противоположным. Так и здесь. Конечно, дети не поймут таких нюансов, для них это просто красивая история о вечной любви, ведь они еще не понимают, что любовь вечной зачастую делает только смерть. Но в этом и прелесть этих книг: дети могут читать и видеть одно, а люди постарше уже совсем другое. Это и есть признак хорошей книги. Возвращаясь же к Снейпу... Если говорить о тех уровнях, что я помянула раньше, то с литературной точки зрения я этого персонажа очень люблю. С личной я его, слава богу, не понимаю. С чисто человеческой же... впрочем, этот вопрос стоит обдумать еще не один раз. Нет, я его не люблю с чисто человеческой точки зрения. Но я все равно каждый раз плачу на сцене с Пенсивом после его смерти. И в этом парадоксе и заключается сила этого персонажа. И спасибо огромное Алану Рикману за то, что он сделал с этим персонажем на экране. Это шедевр.




Сомневаюсь, что сюда дочитали многие (вот что происходит, когда очень долго не пишешь в ЖЖ), но все же пара слов о фильмах. Я не знаю, как кто, я собственными глазами видела злобные отзывы о них в собственной же фленте, а я их нежно и искренне люблю. Я считаю, лучше сделать было бы крайне затруднительно. Я вижу, что те, кто ими занимался, любили оригинал. Я думаю, что распределение режиссерских обязанностей оказалось идеальным: Коламбус сделал две традиционные английские страшные сказки, Каурон создал магию, Ньюэлл взял на себя ответственность за одну из главнейших глав - возрождение Самого Того Кого Нельзя Называть, а Йейтс создал из всего это тот самый магический реализм, который так дорог моему сердце в последних книгах. Я люблю тот факт, что фильмы на сто процентов британские. Я люблю музыку. Я люблю разные краски в разных фильмах. Я люблю много чего. Но больше всего я люблю актеров. Молодых просто потому, что они, как и я, выросли на этой истории, а потому вложили в своих персонажей все. А "взрослых" за то, что не забеспокоились за свою репутацию, не посмотрели на свои послужные списки, не поморщились брезгливо, а согласились сняться в этом "детском" кино, и создали из него своей работой шедевр. И оба Дамблдора, Ричард Харрис и Майкл Гэмбон, такие разные и такие правильные для своих фильмов. И великолепная Мэгги Смит. И мой обожаемый Гари Олдман. И еще один обожаемый мною, Дэвид Тьюлис. И невероятная Имельда Стонтон. И мастерица комедии Эмма Томпсон. И более реальный Хагрид чем сам Хагрид Робби Колтрейн. И шедевральный Локхарт в исполнении Кеннета Браны. И Брендан Глисон в двойной инкарнации, хоть и одном гриме. И потрясающий Роберт Харди-Фадж. И семейство Джули Уолтерс и Марка Уильямса. И, конечно, самый малфоистый из всех Малфоев Джейсон Айзекс, еврейские корни которого в данном конкретном случае радуют меня просто неприлично, гыгыг. А когда я увидела в пятом фильме, что Беллатрикс будет играть божественная Хэлена, помню, я взвыла от счастья. Азкабан разлетается на куски, Пожиратели сбегают, весь кинотеатр замер в ужасе, а Нэл визжит от счастья. И еще все те, кого я забыла, но кого помянуть совершенно и обязательно стоило, а о Рикмане и Файнсе я уже все сказала. Я просто очень искренне и очень сильно рада, что британская актерская братия высшего звена не побоялась и подарила нам столько потрясающих ролей. Ведь это для молодняка такой же прямой путь к хорошему кино, как сам Поттер - к хорошим книгам.
И ведь надо же такому, однако, случиться, что самой моей любой сценой их всех восьми фильмов внезапно стала та, в которой нет ни одного актера. Боюсь, это сказывается любовь к Тиму Бертону.


Последнее, что мну имеет рассказать, это маленькая история про Драко Малфоя. Я помню те времена, когда Драко ненавидили все. Это были времена-до-фильмов. Как щас помню: первые полторы секунды юного Тома Фелтона на экране в первом фильме, и восприятие персонажа львиной долей женской половины зрителей изменилось раз и навсегда. И вот, помню, сидим мы с подружкой, две шмакодявки лет по 11, смотрим и с умным видом, цокая языками и прищелкивая пальцами, сходимся на тезисе "попомни мое слово, этот вырастет секс-символом". Не думаю, что мы понимали тогда вообще, шо це таке. Но были мы не так уж и неправы, хехе. Когда Малфоя не играет.

a02a8d2e3f4d

Для последних из могикан, пробравшихся сюда сквозь бурю моего сознания, бонус в виде фотографии аффтара в поттеровском прикиде. Нет, это не специально и даже не осознанно, я просто вообще так хожу. И если бы не Ри, я бы так и не поняла, почему люди иногда провожают меня странными взглядами, хехе. Хотя мне все еще кажется более вероятным, что их напрягает фашистский крой плаща...
P1150744
nel6: (dreaming girl)
Господи, почему я додумалась посмотреть deleted scenes только сейчас? Видимо, для того, чтобы этой дождливой ночью перебудить весь район. Все-таки Эмма Томпсон невероятна. Но смотреть на работе строго не рекомендую, может случиться конфуз в виде фырканья - прямое следствие подавляемого смеха.
nel6: (gollum)
Когда я сталкиваюсь с вегетарианцами, я всегда вспоминаю этот фильм. Стабильно. Собственно, это все, что я имею сказать про вегетарианство.



В моем роду всегда говорили так: коли людина не пье, вона чи хвора, чи падла. Ну, про мясо у нас говорят приблизительно так же))
nel6: (gollum)
Со всей ответственностью подтверждаю: у Трандуила был ЛОСЬ. А то были разговоры, в том числе с моей стороны, что это был олень. Но нет, это был самый что ни на есть гигантский ЛОСЬ. Ура, товарищи!
Блин, я ОБОЖАЮ это сказку...
Пы.Сы. Каменные великаны...
Пы.Пы.Сы. Бильбо...
Пы.Пы.Пы.Сы. А новая технология 3Д крутая. Немного дерганная, но видно намного четче, чем в обычной. Думаю, к следующему году доведут до ума окончательно.
Пы.Пы.Пы.Пы.Сы. Я присоединилась к лагерю фанатов Торина.
Пы.Пы.Пы.Пы.Пы.Сы. Голлум...
Блин. Пойду смотреть ВК. Питер, я ваша навеки.
nel6: (gollum)
Как вы уже поняли по юзерпику, мну в восторге, да. Кроме того, что мну в восторге, мну может сделать, и сделает, три ремарки.
1. У Джексона были все. Были потрясающие Люди Средиземья. Были шикарные гномы Средиземья. Были прекрасные эльфы Средиземья (и я не приму здесь ни одного камня в Кейт Бланшетт, потому что Кейт - единственная женщина в мире, которая могла стать Галадриэлью. У нее в глазах бессмертная жизнь.) Были страшные и ужасные орки, гоблины, тролли и прочая и прочая. Были роскошные злодеи в виде Саурона и Сарумана. Настоящие маги, Гэндальф и теперь вот просто прелестный Радагаст (Ах, Радагаст...). И даже настоящие хоббиты. Но теперь... Теперь у него есть Хоббит. Главный герой Хоббит, вхарактерный, сельский, смешной и неуклюжий. Я люблю Джексоновского Фродо, но Фродо сам по себе главный герой эпоса, а балагурящий главный герой эпоса в кинематографе - это Уилл Смит. Нам такого не надо. Но "Хоббит" - не эпос, и вдруг главгер действительно мог стать настоящим кинематографическим хоббитом. И Фриман им стал... просто ХОББИТОМ.

2. Перед Джексоном стояла невероятная задача. И, как ни странно, звучала она не "переплюнуть ВК", а как раз таки "НЕ затмить ВК". Но не затмить так, чтоб было круто. Это очень, очень сложная задача, да хотя бы и из-за технического прогресса за эти девять лет. И он справился с ней на сто два процента. ВК - это эпос. И больше всего я боялась, что из Хоббита Джексон тоже сделает эпос, особенно как узнала, что будет целых три фильма. Но Хоббит оказался не эпосом ни разу. Это сказка. Веселая, смешная, страшная, яркая, немного дурашливая, немного пафосная сказка. Я безумно надеюсь, что дальше все продолжится в этом же духе. События ВК происходят после. И по сравнению с ними события Хоббита - это действительно лишь приключение, потому что ВК - это вопрос жизни и смерти для целого мира. Поэтому Хоббит не должен был стать ярче и серьезнее. И после него ВК все равно должен заставлять зрителя плакать и переживать, по-настоящему. ВК должен остаться венцом этого мира. И, если пойдет и дальше, он им и останется. И будет не фильм и приквел, а связная история, которая из веселой и страшной сказки претечет в серьезный, трагический эпос. *сплюнула три раза*

3. Я никогда, даже в глубоком детстве, когда заставляла маму перечитывать Хоббита по сто раз, а потом когда перечитывала уже сама, потому что именно на этой книге я научилась читать, так вот даже тогда я не могла себе представить Каменных Великанов. Как-то не понимала я этого, думала, это метафора. Чеееерт... Какие Каменные Великаны!!!

Бонусная ремарка. Голлум, все-таки, - одна из лучших ролей в истории кино. Хехе. Комьютерный персонаж - одна из лучших ролей в истории кино. Это просто невероятно.
nel6: (gazoline)
Во вторник иду на Хоббита. Переживаю как перед первым свиданием. Все ногти сгрызла. Надеюсь не начать рыдать от чувств на первой же минуте. Психопатка моуд детектед.
nel6: (surprise)
У меня с Кирой Муратовой непростые отношения, скажем прямо. Некоторые ее вещи меня пронзают насквозь, иные вызывают лишь отвращение. Но порой она выдает такие шедевральные зарисовки, что хоть плачь, хоть смейся. К примеру вот. Из фильма "Три истории". Это настолько в точку, что и сказать нечего.

nel6: (surprise)
Сколько в мире существует фильмов, которые народ называет страшными, ужас. Большинство из них меня пробивает на ржач, остальные вызывают разные эмоции по степени их смысловой наполненности, но страха не вызывают. Есть всего три фильма, которые меня с детства по-настоящему пугают, до обгрызенного маникюра, трясущихся губ, подпрыгиваний на пятой точке, попыток залезть под одеяло и ночных кошмаров в качестве послевкусия. Нет, в принципе, думаю, что они, конечно, не такие уж страшные. Это просто последствия любви моей бабки к детективам, из-за которой я смотрела такое кино слишком рано, и с тех пор у меня на них вырабатывается адреналин, как у собачки Павлова. Наверное, список даже смешен. Но елы-палы, какие они страшные...
"Убийство в Восточном Экспрессе", режиссер Сидни Люмет.
Murder_on_the_Orient_Express

Тот самый, с Шоном Коннери в роли одного из подозреваемых. В детстве мне вообще казалось, что не может быть ничего страшнее двенадцати людей, одного за другим втыкающих нож в грудь спящего бандита в зловещем синем свете. Они меня потом преследовали ночами и заставляли шарахаться в лесу на прогулке от каждого дерева. А еще там очень жуткий Пуаро. Не обожаемый Дэвид Суше, а страшный и ужасный Альберт Финни с кряхтящим голосом, грубым обращением и психическим взглядом. Число двеннадцать и дракон на халате до сих пор вызывают в моей душе трепет. Пересматривала недавно. Работает безотказно, заснуть не удалось.

"Меня зовут Коломбо. Убийство: Автопортрет", режиссер Джеймс Фроули.
-Columbo---Mystery-Movie-Collection,-1989

Питера Фалька скорее можно назвать членом моей семьи, чем родных дедов. По-моему, в моей жизни он существовал всегда, начиная с утробы матери и по сей день. У нас в доме есть сборники всех фильмов (стоят рядом с такими же коллекциями Пуаро и "Чисто английского убийства"). И все они периодически пересматриваются. Фразы "у меня паранойя, вижу труп, думаю про убийство", "еще только одна вещь" и "мой вам совет, смените имя и не грызите ничего твердого" прочно вошли в наш обиход. Мой муж стопроцентно обязан быть таким же фанатом, иначе он просто не сможет понять половину нашего семейного юмора, и общаться с ним будет невозможно. Именно этот эпизод, про художника, убивающего свою первую жену, я запомнила с первого просмотра и совершенно отдельно от всего остального сериала. Фишка серии в том, что Коломбо раскрывает дело, копаясь в ночных кошмарах жертвы, записанных ею на диктофон для своего психиатра. То, как эти кошмары вплетены в повествование, совершенно шедеврально. Это вообще шедевр детективного жанра. Но это еще и настоящий триллер, от которого у меня каждый раз бегут мурашки по всему телу. Иногда я даже не могу досмотреть серию до конца, так мне жутко. Уверена, что мой интерес к миру снов во многом обязан просмотру этого фильма в глубоком детстве.

"Десять негритят", режиссер Станислав Говорухин.
1987_desyat_negrityat

Самый страшный из всех. По самой страшной книжке Агаты Кристи, которую она сама считала своей лучшей. Сама идея преступления, которое никогда не будет раскрыто, потрясающа (в фильме, конечно же, нет эпилога, как в книге). Этот жуткий островок, постоянный шторм, страшная детская считалка (дети и правда ее пели когда-то?), полная обреченность и жертвы, не вызывающие сострадания, все это вместе создает гениальную атмосферу настоящего триллера. За два с лишком часа вздохнуть тяжело. Помню, первый раз, когда я увидела, как вроде бы убиенный судья вдруг воскресает, я даже не стала досматривать, так что смерть последнего негритенка увидела только при последующем просмотре. Пересматривала вчера, досматривала из-под кровати. Потрясающая вещь.

В этих фильмах нет ни капли крови и никаких восставших трупов. Но меня они пугают в сотни раз больше. Изощренно так пугают, мастерски. Вот она, сила привычки.

Profile

nel6: (Default)
nel6

April 2014

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:52 am
Powered by Dreamwidth Studios